Сентябрь 2011



Британские ученые требуют запретить курение на экране

26.09.2011

Ученые из Британского центра по изучения контроля табака (UK Centre for Tobacco Control Studies) в очередной раз призвали к ограничению курения в фильмах.

Uma Thurman Mia Wallace

Сотрудники центра ссылаются на исследование Бристольского университета, согласно которому 15-летние подростки, которым показывали много фильмов с курящими героями, на 73% больше склонны подражать их вредной привычке, и на 50% выше вероятность того, что они затем станут постоянными курильщиками по сравнению с теми, кто почти не видел курящих на экране.

По мнению представителей центра, «курение в фильмах продолжает оставаться наиболее значимой и устойчивой причиной начала курения среди детей и молодежи — которую смиренно отказываются устранить безответственные создатели кинофильмов, некомпетентные регулирующие органы и безразличные политики».

В качестве меры ограничения эксперты предлагают запретить посещение фильмов, герои которых курят, лицам в возрасте до 18 лет. Ранее такая практика применялась только в отношении картин с высоким уровнем насилия или сценами употребления тяжелых наркотиков.

Представитель британского Министерства культуры, средств массовой информации и спорта заявил, что, по мнению правительства, существующие правила в достаточной степени ограничивают показ курения в фильмах, и полный запрет был бы «несоразмерным вмешательством». «Подобная мера подорвала бы доверие к британскому кино и, таким образом, сказалась бы отрицательно на его качестве», — считают в правительстве Великобритании.

Читать статью полностью на www.independent.co.uk


Ирина Ясина: История нам не в помощь

21.09.2011

Вообще-то я не люблю слово «синергия». Появилось оно на моем горизонте недавно — и сразу стало меня раздражать. Вроде можно сказать проще, а зачем-то тыкают модное слово. Наверное, чтобы казаться умнее.

Но в данном случае я другого слова подобрать не смогла. Потому что перемены, которые я вижу в нашем гражданском обществе, происходят именно от сложения энергий, а точнее, энергетик совершенно разных людей.

Российское гражданское общество принято считать либо несуществующим вовсе, либо маргинально-неприятным. Вроде, живут там городские сумасшедшие в свитерах с катышками, сами себе задачи ставят — сами их и решают. Никому, кроме самих себя, они не нужны. И «осваивают» при этом западные гранты.

[...]

Ощущение того, что наше гражданское общество — это такая секта, у меня появлялось не раз. «Забор вижу — забор пою» — присутствовало. И про гранты подчас было правдой. Я взялась расширять границы. Семинары с журналистами, региональными студентами, учителями истории, волонтерами. Границы стояли насмерть. Так мне казалось.

Прошло 10 лет. Как-то все поменялось. Может, я такой жуткий оптимист с идеалистом напополам, но смотрите сами. Ольга Романова просит подыскать какой-нибудь детский дом, на территории которого жены заключенных предпринимателей могут провести акцию «Посади дерево за мужа». «Давай лучше у дома престарелых», — предлагаю. И звоню Лизе, в недавнем времени московской студентке, лидеру движения «Старость в радость», и прошу подыскать учреждение с вменяемым руководством. Таковое немедленно находится. Мы едем туда в субботу сажать яблони, смородину и еще что-то вкусное, потому что бабушки захотели съедобные растения. Присоединяйтесь, кто хочет.

Дальше — больше. Каждый раз на собрания неформального клуба «романовских зэчек» приходят мои друзья, инвалиды-колясочники. Одна из них, мама маленькой девочки, организовала движение родителей с инвалидностью. Вы, наверное, плохо представляете ситуацию. Если у вас нормальный здоровый ребенок, а вы передвигаетесь на инвалидной коляске, то вам нужно — как любому родителю — заскочить в детский сад, потом в школу, купить в магазине что-то для начавшегося учебного года и так далее. Людей с такими проблемами много, и они объединяются. Потому что вместе все проблемы решаются легче.

На последнюю по времени прогулку колясочников по Москве я позвала пару освободившихся недавно из зон предпринимателей. А что? Здоровые мужики, толкать коляски по московским ухабистым улицам — в самый раз.

Если вы слышали про «Конвертик для бога» и преподавателя журфака МГУ Татьяну Краснову, то вы уже вряд ли усомнитесь в том, что гражданское общество есть. Его можно увидеть каждый месяц в «Дровах» на Никольской. Кто-то сидит там целый вечер, кто-то забегает на минутку, но все, прочитав объявление в «Живом журнале», собирают деньги на операции детишкам из стран СНГ. Потому как они не российские граждане и им не полагается никаких квот. А из Душанбе лечиться от рака всегда отправляли в Москву. И при Брежневе, и при Горбачеве, и теперь. Приносят граждане, кто сколько может: кто — сто рублей, кто — пару сотен евро.

Но гражданское общество — это ведь не только люди, помогающие детям, старикам и домашним животным. Это вроде как ответственные граждане, которые считают голоса на выборах, ходят на митинги и так далее. Осмелюсь дать свой прогноз: подождите, всему свое время. То, что когда-то началось в конце 80-х сразу с митингов, так же быстро и закончилось. Та способность к объединению, которая прорастает из помощи кошачьему приюту или прогулок по Москве на инвалидных колясках, просто так не кончается.

Cпособность к объединению — первое. Второе — это осознание того, что невозможно бороться за свои права и отрицать наличие таких же прав у других. В Америке примерно в одно и то же время боролись за свои права все меньшинства. Сначала афроамериканцы, потом инвалиды, потом гомосексуалы. От такого Россия еще очень далека, но траектория движения понятна. [...]

Мы в начале пути. Наследственность и история нам не в помощь [...] пример одиночки, способного к борьбе и сопротивлению, поднимает других. Главное — знать, кто этот буйный. И рассказать о нем окружающим.

Читайте полностью в Ведомостях


Социальный проект «Все равно?!» – в казанском метро

20.09.2011

Размещение постеров инициировано компанией «АМТ» при содействии News Outdoor

В вагонах казанского метрополитена появились макеты социальных постеров проекта «Все равно?!». Их размещением занимается компания «АМТ», эксклюзивный подрядчик городского метрополитена по размещению рекламы. «АМТ» выступила с инициативой провести социальную кампанию с использованием постеров проекта «Все равно?!» и обратилась к нам за поддержкой.

мусор, банки, социальная реклама

социальная реклама, курение, антитабачная

Сегодня жители и гости Казани могут увидеть в метро практически все постеры «Все равно?!», адаптированные под размещение в метрополитене. Это плакаты антитабачной серии, постеры кампаний «У мусора есть дом» и «Проводите больше времени с детьми».

Михаил Хамматов, директор по развитию компании АМТ: «В современном мире бизнес должен способствовать улучшению социальной сферы и по мере возможности поддерживать энтузиастов, борющихся за обновленный – чистый от мусора, более здоровый и наполненный детским смехом – мир. В постерах «Все равно?!» нет нравоучений, только напоминание, что люди сами творят мир вокруг себя и от них зависит, каким он будет завтра. Работа в этом направлении – дело долгое, и наша фирма будет дальше поддерживать их социальные проекты».

Размещение постеров проекта «Все равно?!» в казанском метрополитене планируется проводить на постоянной основе.


Романтическая история любви двух молочных пакетов

14.09.2011


Социальная кампания против насилия в семье

07.09.2011

Семейный адвокатский центр (FAC) города Альбукерке, штат Нью-Мексико, США, запустил социальную рекламу по противодействию насилию.

Кампания включает в себя видеоролик, печатную рекламу, 5 различных макетов для биллбордов, радио, а также сайт abusestopshere.org. Суть, которую хотят донести авторы, очень проста: «Насилие — это бесконечный процесс, пока вы его не остановите».

">Family Advocacy Center-Broken Record from dvertising">Esparza Advertising on Vimeo.

насилие, семья, реклама

Читать полностью на adline.by


Эффект Тимура и его команды

02.09.2011

Как пишет «Ведомости», мощное развитие корпоративного волонтерства наметилось после кризиса 2008 г. — компании в первую очередь сокращали расходы на благотворительность и социальную деятельность, а волонтерство больших затрат не требовало, но добавлялось в КСО, — говорит Руслан Абдикеев, генеральный директор лаборатории социальных инноваций «Клаудвочер». — А сейчас бизнес все лучше осознает выгоду волонтерских программ».

«Благодаря корпоративному волонтерству компания, безусловно, укрепляет свою репутацию как среди сотрудников, так и в местном сообществе, а также использует сотрудников для продвижения идеи благотворительности внутри компании», — рассказывает Елена Журавлева, руководитель социальных проектов авиакомпании «Трансаэро», в которой с 2008 г. реализуется стратегическая программа корпоративного волонтерства «Путешествие в страну «Трансаэро».

Спустили сверху

«У нас корпоративное добровольчество имеет длинную историю, ведь Ситибанку почти 200 лет, — говорит Татьяна Авраменко, менеджер по работе с общественными организациями Citigroup. — В России корпоративное добровольчество стало активно развиваться с 2006 г., когда Ситибанк взял на себя добровольное обязательство провести день волонтера во всех странах присутствия компании (более 140 стран)».

«В западных компаниях это явление уже «зашито» в корпоративную культуру, спускается в российские подразделения по разнарядке и здесь поддерживается, — полагает Абдикеев. — В российских компаниях пока волонтерства практически нет, и такие компании, как «Уралсиб» и «Трансаэро», скорее исключения».

Есть программы корпоративного волонтерства и в «Дойче банке» в России и СНГ, и в «Амвэй», и в «Эксонмобил раша инк».

«У нас корпоративное добровольчество — одна из основополагающих платформ системы КСО, которой уделяется большое внимание, — отчитывается Полина Власова, специалист департамента по связям с общественностью Intel в России. — Российские компании хотя уже и убеждены, что корпоративное волонтерство — эффективный инструмент КСО, но пока лишь начинают внедрять подобные программы».

«Компания находится в стадии принятия решения по внедрению подобных программ, — говорит Александр Робул, координатор по КСО ОАО «Пивоваренная компания «Балтика». — Сама идея добровольчества связана с КСО напрямую, так как сотрудники входят в круг стейкхолдеров компании и их лояльность важна».

«Организованное волонтерское движение во Внешэкономбанке (ВЭБ) началось в 2008 г., — рассказывает Сергей Носков, директор дирекции по обеспечению банковской деятельности ВЭБа. — Этому процессу предшествовал тщательный анализ международных и российских инициатив в области КСО, который показал, что важным аспектом, характеризующим новый подход компаний к реализации внешней социальной политики, является вовлечение сотрудников в благотворительную и волонтерскую деятельность».

Выбирают сами

«Важно дать людям выбор — помогать детям, старикам, бездомным животным или убирать мусор», — говорит Ирина Платонова, руководитель социальных программ «Амвэй».

«Приоритетные направления корпоративного волонтерского движения мы определили по результатам опроса, выявившего пожелания и предпочтения сотрудников банка», — рассказывает Носков. Ими, по его словам, стали поддержка незащищенных слоев населения — воспитанников детских домов, инвалидов, пенсионеров, оказание помощи жертвам катастроф и военных конфликтов, защита исторического и культурного наследия, окружающей среды.

«Скажу честно: когда сотрудники обратились к нам с инициативой организовать корпоративное волонтерское движение, мы отнеслись к этому с некоторой долей скепсиса, — признается Носков. — Но на деле результаты превзошли все ожидания. Поверьте, люди открыты для добрых дел, надо только дать им возможность реализоваться. Можно без преувеличения сказать, что участие в волонтерской деятельности не менее эффективно для командообразования, чем дорогостоящие тренинги».

«Для нас корпоративное волонтерство — в первую очередь инструмент внутренних коммуникаций и вовлечения сотрудников, — рассказала Анна Машнинова, специалист по внутренним коммуникациям DHL. — Это и адаптация новых сотрудников, которые с помощью волонтерских мероприятий легко находят друзей в различных отделах, и элемент тимбилдинга. Но самое главное — что, поддерживая волонтерство в компании, мы показываем, каких качеств ждем от наших сотрудников: ответственности, готовности прийти на помощь, неравнодушия. Именно эти качества особенно ценны в сфере услуг».

Бесплатные профи

«Чистить и красить» — это самая распространенная на сегодняшний день форма волонтерства. Везде. Не только в России, — говорит Татьяна Задирако, директор БФ «Дорога вместе». — Но тенденция оказания профессиональных услуг НКО (pro bono) сейчас на взлете».

Бухгалтерское бюро «Ажур», открытое как экспериментальная площадка с целью приобретения студентами навыков учетной работы, оказывает бесплатные услуги по консультированию граждан и заполнению деклараций для предоставления в налоговые службы.

Уже второй год еженедельно сотрудники УК «Арбат капитал» — аналитики по макроэкономике и отраслевым рынкам, специалисты по математическим моделям, трейдеры и профессиональные управляющие активами — приходят к студентам Высшей школы экономики и учат их работать в условиях фондового рынка с реальными активами стоимостью 1 млн руб.

«Для нас это возможный рекрутинг и PR, к тому же просто было интересно попробовать, что из этого получится, — говорит Анна Пузей, руководитель департамента маркетинга и PR «Арбат капитала». — К тому же в определенном возрасте у любого человека появляется потребность делиться опытом, что и делают наши сотрудники».

Бесплатно преподавать в вузах с нового учебного года будут и специалисты компании LogistiX. «Сейчас мы занимаемся разработкой учебного плана, в который войдет курс лекций и практических занятий в сфере логистики, автоматизации складских бизнес-процессов, систем управления складом и применения передовых технологий в этих областях. Причем основной упор будем делать на практических реалиях современного бизнеса на примере конкретных предприятий и реализованных нами проектов, — рассказывает Дмитрий Блинов, технический директор компании LogistiX. — Молодые специалисты, обладая серьезной теоретической базой, на практике зачастую ее применить не могут, и мы хотим восполнить этот пробел. Для студентов это дополнительные знания и навыки и серьезный плюс при приеме на работу. Для нас и для рынка это возможность принимать на работу более подготовленных специалистов».