Февраль 2012



Москвичи могут дарить книги детям-сиротам прямо на кассах магазинов

29.02.2012

У москвичей появилась удобная возможность, не требующая затрат сил и времени, подарить детскую литературу ребенку, оставшемуся без попечения родителей или из малообеспеченной семьи. Для этого необходимо выбрать, оплатить и оставить товар на кассе одного из десяти книжных магазинов, которые участвуют в благотворительной акции «Подари книгу детям».

Сделать доброе дело можно с 18 февраля по 20 марта. Проведение акции приурочено к празднованию Дня православной книги, который было решено отмечать в 2009 году, отдавая дань выпуску 1 марта 1564 года первой на Руси печатной книги Ивана Федорова «Апостол». В рамках акции пройдут также беседы со школьниками и студентами, тематические занятия по истории православной книги, конкурсы и викторины.

Среди книготорговых сетей, поддержавших эту идею, — «Библио-Глобус», «Буква», магазины «Лавочка детских книг» и другие.

Читать статью полностью на itar-tass.com


В детские больницы приедет цирк

27.02.2012

Выздоровление пациентов власти планируют ускорить при помощи клоунов

Детям, лежащим в столичных больницах, покажут специальные концертно-цирковые программы, которые позволят создать в учреждениях обстановку, способствующую их скорейшему выздоровлению. С подобной инициативой выступил столичный департамент культуры. Волонтеры, организовывавшие праздники для детей ранее, уверяют, что такое предложение поступило от чиновников впервые.

В настоящее время департамент ищет специалистов-организаторов. Всего планируется разработать десять концертно-цирковых мероприятий для детей различного возраста. Они должны проводиться с учетом специфики лечебного учреждения и пожеланий администрации.

Одно из требований властей — чтобы режиссерско-постановочная группа имела навыки работы в детских медицинских учреждениях. Артисты должны подобрать «номера различных цирковых жанров с использованием оригинального циркового реквизита, красочных костюмов и оригинальных фонограмм».

Руководитель волонтерского проекта фонда «Подари жизнь» Гузель Латыпова сообщила, что для больных детей, лежащих в больницах долгое время, любые развлекательные мероприятия будут в радость. Однако она усомнилась в том, что там смогут показывать «цирковые номера с оригинальным реквизитом».

— К нам (фонд опекает 8 больниц) приходили артисты, которые выступают в цирке, — сообщила она. — Трудно провести в рамках отделения что-то цирковое — пространство в больнице ограниченно. У нас некоторые артисты выступают в коридорах, потому что места в отделениях нет вообще. Кроме того, животных нельзя приводить категорически.

Латыпова добавила, что организации подобных мероприятий в больницах могут помешать и другие обстоятельства.

— Если мы говорим об онко-гомеопатических отделениях, здесь установлен режим стерильности, — пояснила она. — Кроме того, мы тщательно следим, чтобы те артисты, которых мы приводим, были стопроцентно здоровы.

Волонтерам, по словам Латыповой, удается развлекать детей с помощью мероприятий, не требующих много места. В больницу приглашают жонглеров, фокусников, аниматоров.

Латыпова отметила, что вообще чиновники никогда ранее не занимались организацией праздников в больницах. Лечебные учреждения, по ее словам, делали это по собственной инициативе. Сумму, выделенную властями на «цирк в больничных палатах», представитель фонда назвала «огромной». Она рассказала, что, например, организация достаточно масштабного новогоднего праздника в одной из больниц обошлась примерно в 15 тыс. рублей.

Представитель Национальной ассоциации организаторов мероприятий Сергей Князев, напротив, сообщил, что сумма реальна, если ставится цель не просто украсить, а превратить лечебное учреждение по-настоящему в праздничное место. Он заметил, что создать больным детям хорошее настроение в больничных стенах возможно даже при всех имеющихся ограничениях.

— Поскольку не все дети могут двигаться, то мы, например, выстраивали такую «цепочку» — впереди шли аниматоры в костюмах с магнитофоном, они задавали тон, — рассказал Князев. — Клоуны заходили в палату, делали несколько номеров и отправлялись в другую палату, в этот момент в ту палату, откуда они вышли, входила танцевальная пара со своим номером. Следом за ними приходили фокусники — т.е. двигалась такая «змейка» артистов с этажа на этаж.

Читать статью полностью на izvestia.ru


Pro bono волонтерство в России — как это устроено?

15.02.2012

Благотворительность устойчиво ассоциируется с перекочёвыванием денежных средств из одного кармана в другой. Как привлечь деньги – самая популярная тема фандрайзинговых семинаров для НКО.

Однако параллельно уже и в нашей стране постепенно развивается мир «неденежной» благотворительности, когда люди помогают друг другу своими умениями, временем и талантами. О движении pro bono, пожертвованиях в печатных знаках и о том, чем и кому могут помочь профессиональные переводчики – рассказывает Вера Филатова, руководитель благотворительного сообщества переводчиков «Настоящее будущее».

Вера, здравствуйте. Признаюсь, ваша деятельность выделяется на фоне современной благотворительности. Несколько месяцев назад в фэйсбуке встретил запись: «В России появились благотворительные переводчики». И стал следить. Теперь решился – пора брать интервью. И вот, первый вопрос: как же вы появились?

Думаю, что наша история не сильно отличается от других подобных историй в благотворительности. Освободившись от пут добровольно-принудительного труда «на благо Родины, человечества и еще чего-нибудь», и какое-то время насладившись долгожданной свободой делать то, что хочется, а не только то, что должен, каждый постепенно приходит к пониманию… что без личного участия реальных социальных перемен не произойдет.

​В отличие от добровольной «принудительности» благотворительность объединяет людей свободных, чаще всего неравнодушных. Это и заставляет их, не ожидая приказа от государственного учреждения или работодателя, тратить свое время и деньги на помощь самым разным слоям общества. Нуждающихся у нас в стране, к сожалению, хватает. Интересно, что, например, в английском языке слово “charity” означает не только «любовь» и «милосердие», но и «благотворительная организация».

​Так однажды несколько человек, профессиональных переводчиков, собрались вместе и решили: пора делать свою сharitу. И начали искать.

Идея пришла сразу?

Нет, не сразу. Первым родилось название. В нём не только игра смыслов, но и устойчивая ассоциация с языками. Все помнят из школы, как заучиваются времена глаголов. Для своей деятельности мы выбрали необычное время – Настоящее будущее, то есть когда завтра создается твоими руками уже сегодня.

Поначалу искали возможные точки приложения сил. Начинали с помощи одному далёкому детскому дому. После думали помогать заключённым. Но всё время нас не покидало ощущение некоторой несостыковки, нелогичности.

Помогли коллеги из студии 2ГА, Алексей Газарян и Александр Гезалов – есть такая организация, они консультируют по вопросам благотворительной деятельности.

Мы поняли простую истину: «Не надо забивать гвозди книгами» – «Книги могут служить по назначению». Тогда и решили: будем создавать благотворительное сообщество переводчиков по принципу pro bono.

Расскажите о pro bono. Что это за принцип?

Уже давно, начиная с XIV века, появился такой способ участия в благотворительной деятельности как помощь pro bono, что в переводе с латыни означает «ради общественного блага». Pro bono – это профессиональная поддержка некоммерческих организаций или отдельных нуждающихся, у которых нет средств, чтобы заплатить за нужную услугу. Чаще всего под такой услугой подразумеваются юридические консультации. Именно в этой сфере наиболее активно развивалась и развивается помощь pro bono. В России в связи с этим известны, к примеру, «Юристы – за гражданское общество». Такой помощью занимаются профессионалы, для которых предоставление подобных услуг – основная профессия, но тем не менее они готовы оказать их бесплатно, делая таким образом пожертвование в пользу организации или нуждающегося.

Кто, кроме юристов?

Сейчас услуги pro bono оказывает не только любой уважающий себя юрист, но и специалисты из других областей: бухгалтерия и финансы, бизнес-планирование, PR, информационные технологии. Оказывать пожертвования в виде профессиональных услуг стали в своё время и переводчики. Глобализация и интернет способствовали стиранию границ между странами, находящимися далеко друг от друга, но не уничтожили языковой барьер. Поэтому благотворительные переводчики начали строить мосты: мосты между нуждающимися и теми, кто может им помочь. Одной из самых известных международных организаций, объединяющих благотворительных переводчиков, стало объединение Translators Without Boarders («Переводчики без границ»). TWB подобно «Врачам без границ» реагирует на чрезвычайные ситуации и катастрофы в разных точках земного шара и оказывает экстренную переводческую поддержку там, где без нее помочь будет сложнее. Эта организация насчитывает уже более 300 переводчиков и ежегодно переводит около миллиона слов.

Кроме TWB существуют и локальные организации, помогающие НКО на определенной территории. Так, например, британская переводческая компания MediaLingo привлекает переводчиков к оказанию услуг pro bono для местных благотворительных организаций, находя работу как для профессиональных, так и для начинающих переводчиков.

Каковы основные направления вашей работы?

Один из основных проектов «Translate for Life» связан с оказанием бесплатной переводческой поддержки НКО в России. Участники проекта делают пожертвования не деньгами, а переводами, осуществляя «неденежные» пожертвования. Тем не менее, печатные знаки можно легко оценить в денежных единицах.

В ноябре 2011 года, к примеру, переводчики, потратив немного своего свободного времени, помогли Центру творческого развития «стАРТ», поддерживающему детей-сирот из коррекционных интернатов Дмитровского района, сэкономить 26 170 рублей, которые иначе центр потратил бы на оплату перевода своего сайта.

Не все из некоммерческих организаций нуждаются в переводе непосредственно, однако очень многие стараются не только привлекать иностранных жертвователей, но и поддерживать связь с ними, добровольно и подробно отчитываясь о потраченных средствах, или привлекать волонтеров из разных стран. Некоторым организациям необходимо перевести сайт на английский язык или оформить заявку на грант, или просто опубликовать просьбу о помощи в наибольшем количестве источников. Наиболее срочные переводы связаны с лечением за границей: переводы выписок больного, истории болезни, заключения врачей. В каждой из этих задач перевод – важная, а порой и незаменимая составляющая. Здесь и приходят на помощь наши переводчики.

За небольшое время нашего работы мы уже помогли: центру равных возможностей для детей-сирот «Вверх», благотворительному фонду «Димина мечта», программе «Большие братья, Большие Сестры», организации «Росток», фонду «Дети наши». С каждым днем запросов прибавляется.

Кстати, недавно перевели и для журнала «Филантроп» статью о годовых отчётах.

А помимо бесплатных переводов?

У нас есть ещё два проекта: «Книжная полка Настоящего будущего» и «Толмачи».
В рамках первого мы устанавливаем в сельских школах стеллажи с качественными словарями и учебными материалами по изучению иностранных языков. Проект очень востребован как самими школьниками, так и преподавателями. Подобная литература всегда в дефиците.

Но зачем, по-вашему, это всё необходимо самим переводчикам?

Все возможные мотивации благотворительных переводчиков так же сложно перечислить, как и понять мотивацию обычных волонтеров. Для профессионального переводчика это может быть способом участия в благотворительности, при котором переводчик жертвует свои профессиональные знания и личное время. Начинающие переводчики, оказывая помощь в корректуре уже переведенных текстов, могут развиваться, получать ценный опыт. Кроме того, многим переводчикам просто интересна новая, живая тема и возможность переводить неформальные тексты, которые, пусть и опосредованно, все же помогают другим людям. Но часто люди руководствуются «обычными» мотивами: сочувствием, милосердием и любовью.

Однако если помощь в благотворительной акции часто заканчивается передачей пожертвования, помощь pro bono – это жизненная позиция. Позиция профессионала, готового тратить время на перевод не только знаков, за которые платят, но и знаков, благодаря которым у кого-то появится больше возможностей для развития, роста, полноценной жизни.

Это заразно?

Да!

Читать интервью полностью на philanthropy.ru


Москва и Санкт-Петербург провели видеомост о помощи бездомным

10.02.2012

Видеомост Москва – Санкт-Петербург на тему: «Помоги бездомным в мороз!», посвященный готовности социальных служб, благотворительных и общественных организаций к обслуживанию в зимний период бездомных, прошел в Пресс-центре РИА-Новости в Москве.

Участники конференции обсудили опыт работы с бездомными, проблемы организации помощи, планы и задачи благотворительных организаций по поддержке бродяг в холодное время года.

Первыми выступили представители Санкт-Петербурга.

Сергей Мацкевич, специалист Управления социального обслуживания населения Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга сказал, что в этом году работа с бездомными проходит без неожиданностей. В частности, в 14 районах Петербурга функционируют дома для пребывания бездомных, в которых есть свободные места. Заполненность домов — на 99%. В дневное время работают специальные пункты обогрева, в них люди могут провести до 2 часов, в это время им дают чай, бутерброды, горячее питание. Он уточнил, что в переходах и фойе метро бездомные также могут находиться.

Григорий Свердлин, директор Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Ночлежка», смотрит на проблему более пессимистично, потому что количество коек в домах пребывания составляет всего 279 единиц, а бездомных реально — десятки тысяч человек. Он считает, что усилий, предпринятых властями, недостаточно.

Поэтому организация сама ставит палатки, вмещающие 60 человек, также функционирует автобус, который обслуживает до 150 человек ежедневно. К Новому году «Ночлежка» собрала 350 подарков, в которые входили средства гигиены, шапки и шарфы. Регулярно организуется сбор и раздача теплых вещей.

В свою очередь, начальник отдела социальной помощи бездомным гражданам Департамента социальной защиты города Москвы Андрей Пентюхов сказал, что самый актуальный вопрос – снижение смертности от переохлаждения. Он также поделился данными от Социального Экспертного отдела: в холода 2002-2003 гг. от переохлаждения погибли 1223 человека, а в зимний сезон этого года — 32. В прошлом году погибших от морозов было 72, причем у 47% из них была установлена личность.

Также он подчеркнул, что название «бездомные» по отношению к этим людям не всегда корректно: у многих есть дома в других районах страны, но они не смогли устроиться в Москве и по различным причинам не возвращаются на родину.

Касаясь вопроса социальной помощи, он рассказал, что в Москве 8 пунктов приема бродяг, которые имеют 1477 мест. Также бродягам оказывают медпомощь, покупают билеты для отправления на родину, дают продукты. Москвичам без жилья оказывают помощь в восстановлении документов.

В Москве работает т.н. «Социальный патруль» — это 15 автомашин, в которых есть водитель, соцработник и фельдшер. Телефон диспетчера — 720-15-08. Чтобы бродяги могли пользоваться метро, специальные рейды предлагают пройти санобработку, после которой люди получают одежду и могут не сильно отличаться от обычных людей.

Илья Кусков, руководитель Службы помощи бездомным Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, считает, что состояние бездомных в последнее время значительно улучшилось. Функционирует автобус «Милосердие», служба дневной помощи, планируется установка ангара «Спасение». В качестве проблемы он выделил то, что в Москве работают всего 3 санпропускника, там создаются очень большие очереди. Церковь организует мобильные санпропускники. Телефон Службы — 764-49-11

Анна Федотова, представитель движения «Дом на пути», считает, что бездомность – это комплекс проблем, которые надо решать: оказывать психологическую помощь, искать работу, помогать с регистрацией.

В завершение конференции представитель церковной социальной службы спросил Андрея Пентюхова, готово ли правительство помогать проекту «Ангар «Спасение». Вопрос состоит в том, где его разместить, деньги на первый ангар уже собраны. В Центральном округе не получается найти площадку для размещения, и Отдел с помощью волонтеров ищет пустыри, незастроенные площадки в других районах Москвы, чтобы послать соответствующие запросы в Правительство.

В свою очередь, чиновник заявил, что не считает данный проект решающим для помощи бездомным. В отделениях помощи есть свободные места, они заполнены не на 100%. Он выразил уверенность, что ставить такие ангары нужно за МКАДом, потому что уже сейчас Правительство получает возмущенные отклики москвичей о том, что в центре столицы будут скопления бездомных людей. Однако, Московское правительство готово рассмотреть все предложения и по возможности поддержать, заключил А. Пентюхов.

Читать полностью на pravmir.ru


Нелишние вещи

02.02.2012

В зал вваливаются три мужика в потертых куртках и вязаных шапках и замирают перед юной блондинкой. «Когда последний раз у нас были?» — строго спрашивает она, вглядываясь в помятые лица. «Первый раз здесь», — отвечает самый старший, снимая запотевшие очки. «К какой категории нуждающихся относитесь?» — продолжает расспросы блондинка, тряхнув конским хвостом на макушке. «Малоимущие?» — неуверенно произносит старший. Девушка отступает в глубь зала к стеллажам с обувью, книгами и игрушками, к вешалкам с женской, мужской и детской одеждой.

В Центр приема и раздачи гуманитарной помощи, открытый Синодальным отделом по благотворительности РПЦ (www.diaconia.ru), я пришла сдать поношенную одежду. Оставив пакет возле волонтера за компьютером, я заметила, что другой, согнувшись, собирает разбросанные по полу вешалки. Помогла ему. Потом расставила на полке книги, наваленные кучей. Так незаметно для себя я провела полтора часа, разбирая вещи в центре, напоминающем секонд-хенд средней руки. Зал не очень большой, когда в нем семеро посетителей — уже людно. Зато есть примерочная с большим зеркалом. На вешалках цигейковые шубы с незаметными потертостями на рукавах, джемперы Zara, на полу — яркие горнолыжные ботинки, с десяток компьютеров. Главное отличие от секонд-хенда в том, что работают здесь не продавцы, а волонтеры, и вещи здесь не продаются, а раздаются.

«Чем могу помочь?» — обращается волонтер Майя Фортинская к посетительнице лет сорока. «Мне бы сапоги зимние», — отвечает та. Майя уходит поискать что-нибудь подходящее на складе, а посетительница склоняется над коробками: в одной — женские джинсы, в другой — меховые и вязаные шапки. Они с подругой и мужем уже набили игрушками и одеждой пару больших мешков из «Икеи». Говорят, набрали сразу на две семьи, ведь в Дегунино через всю Москву не наездишься. Да и бывать здесь, по правилам, можно не чаще одного раза в три месяца. Вскоре Майя выносит полусапожки с опушкой, которые блестят как новые. Посетительница примеряет обувь и, довольная, относит свои бесформенные ботфорты к выходу — в кучу на выброс. Туда же через минуту летят рваные вельветовые штаны из рук девушки-волонтера, которая развешивает вещи из коробки с надписью «мужские брюки».

По словам руководителя центра Марии Студеникиной, сначала вещи поплоше оставляли для бездомных, но потом решили, что обделять людей по такому принципу нехорошо. 90% собранных в этом центре и привезенных из московских храмов вещей (чем поделились прихожане) раздаются здесь же — многодетным, малоимущим и представителям благотворительных организаций (имена и контакты приходящих волонтеры заносят в базу данных). Оставшиеся 10% вещей волонтеры развозят нуждающимся в соседние области. «Некоторые, узнав, что мы регулярно ездим в Первомайский детский дом под Костромой, передают нам вещи именно для него, — рассказывает Студеникина. — Остальные вещи просто сортируем по коробкам».

Она показывает в коридоре за примерочной полочку в отпечатанными бумажными табличками: «женские костюмы», «игрушки б/у», «носки». Волонтеров, сортирующих вещи по коробкам, катастрофически не хватает. Как и коробок: часть вещей в комнате-складе уложены в большие мешки для мусора. И не хватает мужских вещей: около 80% приносимого — женская одежда и обувь, еще 13-14% — для детей. Волонтеры советуют нуждающимся мужчинам оставлять свои заказы в центре и ждать звонка. «Когда мы открылись в прошлом году, — рассказывает Студеникина, — к нам приходили за вещами человек пятьдесят в месяц. Сейчас — порядка 350, притом что открыты мы всего три дня в неделю: пятницу, субботу и воскресенье».

В феврале центр будет открыт для добровольцев еще два дня в неделю — так больше шансов успеть рассортировать вещи. Но главная задача проекта сегодня — появление аналогичных центров гуманитарной помощи в Москве и регионах.

«Идея этого центра родилась после пожаров 2010 года, — рассказывает Мария, — когда все помещения Синодального отдела по благотворительности оказались забиты пожертвованными погорельцам вещами. Когда нашлось это помещение, мы открыли первый центр, где людям было бы приятно отдавать и забирать вещи. Если договоримся о помещениях в Москве, откроем в этом году еще пару таких же в других районах города. И в регионах хотелось бы, конечно. Там люди больше нуждаются».

Ее поддерживает один из посетителей — 45-летний сварщик Сергей родом из Владивостока. «Я поездил по России, люди у нас везде бедные, кроме Москвы», — говорит он, примеряя кожаное пальто не по плечу, на пару размеров больше. Он прячет свой пуховик в сумку: «Я живу на строительном объекте, у меня там нет возможности стирать. Но ведь хочется и пожить. В своем старом грязном пуховике я и к девушке постыдился бы подойти. А в кожанке… Скажите, вот вы бы согласились пойти в кафе со мной в таком виде?»

 

Читать полностью на  vedomosti.ru