Июнь 5th, 2013



Боимся ответственности

05.06.2013

Много лет назад, спустившись в метро, я увидела старушку, ютящуюся около колонны и продающую маленькие букетики цветов не первой свежести за какие-то смешные деньги. Посмотрев в ее глаза мельком, я увидела в них немую мольбу дать ей немного денег… за эти букетики. Наверное, ей было неудобно просить просто милостыню, встречаются до сих пор такие люди. Но мой взгляд проскользил мимо, и, не остановившись, чтобы задуматься, я села в подоспевший поезд. А уже там, в вагоне, я вдруг почувствовала, что это была ошибка. Почему не купила эти не нужные мне цветы? Да мне бы эти 10 руб. — или сколько там было нужно, я уже не помню — никакой бы погоды не сделали. А взгляд этой бабули я помню до сих пор. Потом я была еще на этой станции, но ее больше не встречала.

Были и другие случаи, когда я слишком долго думала, оказать помощь или нет, пошевелиться для поддержки другого или остаться пребывать в покое. И пока я думала, эти ситуации «сами собой» рассасывались. С другой стороны, я-то ведь точно знаю, что это делать необходимо. И в первую очередь это нужно мне самой. Чтобы не стать человеком, надевшим не то что розовые очки, а розовый скафандр, плывущим по волнам всеобщего мнимого благополучия, который, чтобы не расстраиваться, не обращает внимание на детей-инвалидов в соседнем доме, стариков в квартире напротив, отрицающим существование неизлечимых болезней и смерти.

Вряд ли стоит ожидать, что мир резко изменится и люди станут отзывчивее, добрее и мудрее. Обычно нам нужно пройти некий путь от первых 10 руб., пожертвованных на что-то суперважное, что понятно даже тому, кто еще ничего не понимает, до того, когда благотворительность становится частью жизни. Пока мы в целом стоим гораздо ниже этого уровня сознания.

Во многих странах доля благотворительных средств в клиниках, хосписах, центрах поддержки и многих других социальных учреждениях занимает от 50 до 100%. Представить это в нашей стране практически невозможно. Если оставить хосписы без государственного финансирования, закроются и те немногие, что есть. Мы не готовы системно поддерживать социальные проекты. Мы этого не понимаем, мы боимся взять на себя ответственность.

К сожалению, церковные проекты живут все время в этом не существующем в России уровне сознания: детские дома и приюты, гимназии, богадельни — все это функционирует на 90% на пожертвования.

В 2008 г. почти все благотворители, которые финансировали проекты православной службы помощи «Милосердие», были вынуждены снизить размер поддержки. И мы оказались перед серьезной проблемой: если закрыть любое коммерческое учреждение можно, то закрыть детские дома или богадельню означало фактически предать тех, кого мы любим: отдать детей в другие приюты, бабуль — в интернаты. И тогда мы обратились ко всем, кто уже дорос до понимания, что помогать нужно регулярно, существуют коммунальные платежи, есть зарплаты и налоги, — и попросили их о… мелочи.

Попросили жертвовать всего 1% своего дохода, но регулярно — каждый месяц. Так возникло общество друзей милосердия, которое помогло нам не закрыть ни один из проектов православной службы помощи «Милосердие» и по настоящее время дает возможность открывать новые направления. К 2013 г. друзей милосердия стало более 3000 человек, а количество проектов внутри этого объединения увеличилось еще на шесть: появились детский сад для детей-инвалидов, служба помощи больным боковым амиотрофическим склерозом, выездная паллиативная детская служба и др. Конечно, говорить о том, что 3000 человек друзей милосердия — это много, нельзя. По-хорошему, каждый должен стать другом милосердия в широком смысле этого слова. Другом какого-то благотворительного проекта, фонда или учреждения.

Не нужно бояться взять на себя эту ответственность. Ведь бывает так, что не хватает как раз ваших 200 руб.


Источник: www.vedomosti.ru