Октябрь 15th, 2013



Фаина Захарова: «Мода на благотворительность есть, теперь задача — сделать ее образом жизни»

15.10.2013

В сентябре фонд «Линия жизни» взял высокую планку: общая сумма собранных пожертвований за историю организации превысила 1 млрд. рублей.  О фонде и его жизни «Филантропу» рассказала президент фонда Фаина Захарова.

Фаина Захарова
Фаина Захарова

1 млрд собранных рублей, и в результате множество спасенных жизней. Меня очень впечатлил буклет, где описаны истории детей, которым помог фонд «Линия жизни». Многие из них стали спортсменами, танцорами. То есть, пережив серьезные операции на сердце, дети не просто полностью реабилитированы, они способны выносить тяжелые физические нагрузки и даже достигать в областях, требующих недюжинной выносливости, выдающихся результатов.

- А если бы им не помогли вовремя, даже страшно подумать, что было бы, — задаю я первый вопрос президенту фонда Фаине Захаровой. — Как так получается, что очень многим детям без благотворителей просто не выжить?

- Ну, это вопрос, наверное, не ко мне. Но я могу сказать, что нет такой страны, где все 100% людей получают помощь от государства. Именно поэтому в каждой стране большое количество благотворительных фондов, неправительственных организаций, которые занимаются какими-то значимыми социальными вопросами.

И мы стараемся закрывать, с одной стороны, те «дыры», с которыми не справляется государство. А с другой стороны, у нас есть свои критерии, свои стратегические принципы – в качестве основных направлений деятельности мы выбираем определенные диагнозы. И для нас важно, что мы поддерживаем развитие высоких технологий, потому что они принципиально меняют все – и переносимость операций, и их результаты. Когда мы начали заниматься высокотехнологическими эндоваскулярными операциями на сердце, этого направления в России фактически не существовало. Начали делать операции в институте Бакулева, и всех детей привозили туда… Сейчас мы работаем с 57 клиниками, практически во всех регионах, и везде уже есть сертифицированные врачи.

- Чтобы такие врачи появились, фонд что-то делал специально?

- Да, мы занимались поддержкой врачей – проводили семинары, мастер-классы в Новосибирске, например, и других городах. Европейские специалисты приезжали, московские… Для нас это очень важный момент. Мы говорим, что мы не только спасаем детей, но и способствуем развитию кардиохирургии. И других направлений. У нас, например, есть ортопедическое направление — это  сложнейшие высокотехнологичные операции на позвоночнике. К сожалению, невозможно помочь всем. И критерии нам помогают делать выбор в море проблемных историй.

- Тем не менее, список диагнозов расширяется со временем.

- Да, расширяется, потому что у нас появляются новые финансовые возможности. У нас есть еще одна чрезвычайно важная цель – это развитие культуры благотворительности. Наши проекты так придумываются, чтобы как можно больше людей смогло принять в них участие. При этом мы никогда не выстраиваем наши внешние коммуникации «на жалости». В том смысле, что мы не вывешиваем информацию о ребенке с обращениями, что если мы сейчас быстро не соберем для него деньги, он уйдет из жизни. Это совершенно не наш путь. Хотя, конечно же, у нас на сайте есть информация о детях, как и в каждом проекте, который мы развиваем.

Мы пытаемся выстроить работу таким образом, чтобы людям было максимально интересно в ней участвовать. Это магия. Человек, с какой бы мотивацией он ни пришел, не может остановиться. Он вовлекается в этот процесс, становится его частью. Он чувствует себя частью очень большой, очень качественной сети людей. Он сам получает много правильных эмоций. И здесь для нас очень важный момент: показать людям, что когда они помогают, это не просто факт помощи кому-то, а это важно и для них самих. Такое понимание приходит не сразу, а по мере вовлечения в процесс.

Поэтому проекты, которые мы придумываем, направлены на очень широкую аудиторию. Нам важно находить правильные «речевые коды» и форматы для разных целевых аудиторий. Если ты совпадаешь и по речевым кодам, и по форматам, у тебя получается очень эффективная история. И очень правильная — она как выстрел.

- Могли бы вы рассказать о самых удачных проектах? У вас уже очень большой опыт. Можно проанализировать: что-то хорошо работает, что-то – не очень?

- Так уж получается, что все наши проекты успешные. Я даже не могу сказать, почему. Они всегда «win-win», они всегда приносят какие-то интересные моменты и для нас, и для наших партнеров, кем бы они ни были. Допустим, наши проекты с корпорациями развиваются в рамках специально созданного клуба. Туда входит более 60 компаний. И, вступив в этот клуб, компании никогда не уходят.

- А это по-настоящему клуб? То есть люди реально встречаются, общаются?

- Да, 2-3 раза в год мы людей собираем. Есть и название этого клуба — «Плюс одна жизнь». Мы обязательно рассказываем о том, что происходит, о результатах. Мы придумываем какую-то интересную программу и даем возможность, — поскольку это самые разные компании: и крупные, и малый бизнес, — возможность живого общения, возможность решать свои бизнес-задачи. При этом мы можем хорошо узнать компанию, а компания – нас. И дальше мы придумываем проекты, которые компании ближе. Они индивидуальные, уникальные — никогда не повторяются. Для кого-то это pr-проекты, для кого-то информационные, для кого-то рекламные. Но они 100% всегда «win-win» — они работают и на нашего партнера, и на нас. И в рамках всех проектов есть механизм привлечения средств. Совсем недавно у нас завершился проект с сетью гипермаркетов Реал и компанией Unilever, когда в течение 3 недель часть продукции продавались в поддержку нашего фонда. Рубль с каждой единицы товара шел нам.

А сейчас мы запустили, я считаю, совершенно грандиозный проект, — с Почтой России, и мы абсолютно счастливы. Это наш первый опыт сотрудничества с государственной организацией, одним из крупнейших работодателей. Для меня это было откровением, что на Почте России работает более 300 тысяч человек. Понятно, что это очень сложный проект, поскольку Россия огромна, Почта России тоже огромна и сложна по своей структуре. Но мы разработали определенный алгоритм действий и уже запустили проект: в Москве, Московской области, Питере и ряде других регионов, включая Сибирь. Почта – это та самая система, которая существует сотни лет, и именно почта всегда была центром благотворительности. У нас есть совершенно уникальная выставка «История благотворительности в России. Конец XIX — начало ХХ века». Большая часть экспозиции связана с почтой – это марки, открытки, плакаты. Собственно, это то, что являлось основой благотворительности в дореволюционной России. Мы делаем выставки в почтовых отделениях. Для нас это серьезное возрождение традиции. Мы постоянно говорим, что прошлое мы хотим привнести в настоящее и развить в будущем. Иногда я думаю, что можно впрямую какие-то вещи брать и их возрождать.

- Да, они не устарели ничуть.

- В то время в благотворительности принимали участие такие известные художники как Бенуа, Бакст, Серов, Коровин… Они создавали открытки, плакаты… У людей была возможность помочь – эти средства шли в госпитали, сиротам и т.п., на другие социальные проблемы. Но еще у людей оставалась замечательного коллекционного качества открытка, плакат и т.п. Эту традицию мы возрождаем в нашем проекте «Линии жизни. Автографы современников».

- В ваших проектах регулярно принимают участие звезды. Это привлекает много людей?

- Я могу сказать, что это привлекает внимание СМИ, несомненно, а через них и широкую публику. Для многих участие знаковых людей важно.


Источник: philanthropy.ru