Ноябрь 20th, 2013



Социальная реабилитация через танец: долго, дорого и очень эффективно

20.11.2013

В Великобритании работает некоммерческая организация Dance United, которая помогает вернуть к нормальной жизни бездомных, беспризорников и заключенных, совершивших нетяжкие преступления, через обучение танцу. Полугодовой интенсив включает ежедневные шестичасовые тренировки и общеобразовательный элемент. Те, кто доходит до конца, меняют свою жизнь в корне.

В 2011 году Dance United вошла в число 26 благотворительных инициатив со всего мира, которые получили финансирование из специального свадебного фонда принца Уильяма и Кейт Миддлтон.

«Московские новости» поговорили с директором Dance United Карли Эннэйбл-Куп о том, как именно современные танцы становятся трамплином в новую жизнь для тех, но ком общество практически поставило крест.

— Как и когда появился проект Dance United?

— В 1995 году британский телепродюсер Эндрю Коггинс приехал в Эфиопию снимать передачу о бедственном положении, в котором живут дети на улицах Аддис-Абебы. Но позже одна из ведущих гуманитарных организаций попросила Эндрю не рассказывать на камеру о нищенской жизни, которую влачат местные, но попытаться дать им возможность говорить самим за себя. Тогда он обратился к местному благотворительному фонду Ethiopian Gemini Trust, и совместными усилиями они создали кинокомпанию Gem TV. 18 молодых эфиопов под руководством признанных профессионалов мирового уровня в области современного танца тренировались и выступали в течение шести лет, а Gem TV сняла о них несколько передач. Впоследствии эти 18 ребят вместе открыли Adugna Dance Theatre Company, занимающуюся социальной реабилитацией людей, живущих на улице, через обучение современному танцу. Видя успех этого проекта и желая расширить его влияние, в 2000 году Эндрю Коггинс зарегистрировал в Великобритании некоммерческую организацию Dance United. С коллегами из Эфиопии у нас партнерские и даже братские отношения.

— Что представляет собой ваш проект? Какие цели он преследует?

— Сейчас мы объединяем в себе несколько интенсивных программ по работе с неблагополучными подростками и молодыми людьми в возрасте от 14 до 25 лет. Это правонарушители под наблюдением полиции, заключенные, сироты из домов призрения, дети из криминальных районов, ребята с проблемами умственного развития, ученики, исключенные из школ. Как правило, такие подростки не имеют внятных жизненных ориентиров и целей. Риск того, что они станут преступниками, очень высок. Их потенциал не имеет шанса раскрыться и обычно пропадает зря. Наша программа позволяет переломить сложившуюся ситуацию и ставит себе задачу помочь этим ребятам восстановить самоуважение, поверить, что у них есть шанс на нормальную жизнь, найти силы и мотивацию, чтобы учиться и зарабатывать честно, и в конечном итоге полноценно интегрировать их в общество.

Мы базируемся в трех регионах Великобритании — Йоркшире (Dance United Yorkshire), Лондоне (London Academy) и Уэссексе (Wessex Dance Academy).

— Как проходят занятия? Расскажите, как именно используемая вами учебная методика позволяет раскрыть потенциал учеников?

— Цель программы не в том, чтобы сделать ребят профессиональными танцорами, хотя многие наши выпускники фантастически преуспели на этой ниве и выступают по всему миру. Цель — вдохновить людей, в жизни которых было много страдания, на то, чтобы взять судьбу в свои руки и по возможности повернуть ее в позитивное русло, к примеру пойти в колледж или найти работу. Задача программы — дать все необходимые для этого инструменты. Программа учит ребят быть организованными и волевыми, добиваться поставленных целей, не пасуя перед трудностями.

Учебная программа длится шесть или девять месяцев. Занятия проходят шесть раз в неделю: в десять утра завтрак, потом несколько часов занятий в танцевальной студии, после обеда совместные занятия с профессиональными танцорами. Это нужно для того, чтобы ученики понимали, как много работают над своей техникой признанные профессионалы, показать, куда нужно стремиться. Тренировки идут с утра и до шести вечера. Мы сумели договориться, чтобы заключенных на это время отпускали из тюрьмы. В каждой группе от 16 до 20 человек.

У нас есть также базовый образовательный компонент, разработанный совместно с лондонским Тринити-колледж. Также мы учим подростков следить за питанием и здоровьем. По итогам участники дают выпускной концерт в одном из местных театров и получают квалификацию о прохождении программы, присуждаемую Национальным открытым колледжем (NOCN).

Многие считают, что танец — это как-то «несерьезно», не верят, что он может изменить жизнь. Наши ребята тренируются и выступают в том же режиме, что и профессионалы, — это очень серьезная физическая нагрузка, она просто не оставляет сил на что-либо еще. Учась преодолевать себя в танце, ребята учатся в принципе преодолевать себя, жить по жесткому расписанию, быть дисциплинированными. Все эти навыки они берут собой в новую жизнь, которая начинается после программы.

— Но как вам удается замотивировать заниматься танцами вчерашних правонарушителей и беспризорных?

— Конечно, поначалу у ребят нет никакого желания участвовать в проекте, нет интереса, потребности в этом. В своей жизни они ничего подобного не видели. Многие испытывают большое внутреннее сопротивление при мысли о том, чтобы пойти учиться танцевать. Но понимание того, что вместе со своей труппой уже через несколько недель они будут выступать на сцене, что на время они будут одним целым, где успех всех зависит от действий каждого отдельного человека, довольно быстро меняет их отношение. Ведь быть частью дружного сплоченного коллектива единомышленников — это что-то принципиально новое в их жизни. Возникшая в коллективе синергия и чувство локтя фантастически преображает этих ребят. Именно на этом основывается успех программы. Не меньше половины ребят, которые приходят на первое занятие, доходят до самого конца.

Но мало раскрыть потенциал человека и дать инструменты для его реализации — нужно еще и помочь поставить перед собой правильные цели. До вступления в проект большинство участников крайне социально дезадаптированы, им не к кому обратиться за советом, в их окружении нет людей, на которых можно равняться. Поэтому наша команда состоит из бесконечно преданных своему делу профессионалов, которые задают общий психологический настрой, показывают, как нужно относиться к работе. Кроме того, слушатели программы получают на год ментора, вместе они продумывают дальнейшие действия ученика. Ментором может стать любой желающий, прошедший собеседование с нашими экспертами. Мы внимательно следим за прогрессом учеников как во время программы, так и после ее завершения.

— Каким образом вы отбираете будущих участников?

— Мы не проводим прослушивания и кастинги, большинство ребят, с которыми мы работаем, никогда в жизни не занимались современными танцами. Мы тесно сотрудничаем со многими социальными и благотворительными организациями, и именно они отбирают для нас людей. С этими ребятами встречаются наши представители — они рассказывают о проекте, честно предупреждают, что тренировки будут жесткими. Но также они говорят, что упорная работа дает результаты, которые кардинально меняют жизнь участников.

— Насколько эффективна практикуемая вами методика?

— Оценка эффективности всегда была для нас очень важна. С 2006 по 2009 год мы сотрудничали с центром исследования социальных проблем при университете Манчестера, они изучали методику Dance United, занимались оценкой развития карьеры и в целом жизненного пути выпускников. Исследователи составили подробный отчет об эффективности и инновационности нашей программы. Они подтвердили, что обучаемость ребят и их способность усваивать новую информацию резко возрастает, у слушателей программы появляется высокая мотивация к получению образования, а значит, решается и проблема прогулов. Самое главное — резко возрастает уровень осознанности, что меняет отношение участников программы к жизни.

Наша программа дает потрясающие результаты, но при этом она очень дорогая. По данным New Philanthropy Capital, исследовательской фирмы, оценивающей финансовую эффективность благотворительных кампаний, стоимость обучения одного слушателя по программе Dance United обходится в 3 тыс. долл. При этом в долгосрочной перспективе обучение одного слушателя сохраняет государству до 128 тыс. долл. — во столько обошлось бы потенциальное пребывание этих ребят в тюрьме плюс ущерб от тех преступлений, которые они могли бы совершить, а также различные социальные выплаты, которые полагаются малоимущим.

Но если посмотреть на долгосрочный эффект программы — попытаться оценить, во сколько обошлось бы потенциальное пребывание этих ребят в тюрьме, оценить ущерб от тех преступлений, которые они могли бы совершить, то эта сумма воспринимается уже совсем по-другому. В долгосрочной перспективе Dance United сохраняет очень много бюджетных денег.

— По какой схеме финансируется Dance United?

— Мы благотворительная организация, финансируемая из частных источников и государственных грантов — у нас множество наград в области социальной работы. Среди наших частных источников финансирования Tudor Trust, Charles Dunstone Charitable Trust, The Monument Trust, Paul Hamlyn Foundation и несколько других фондов, перечисляющих деньги на благотворительность.

— Обмениваетесь ли вы опытом социальной работы с подобными организациями из других стран?

— У нас широкие связи с зарубежными организациями, интерес к нашей методике очень высок, и мы с удовольствием ею делимся. Творческое сотрудничество с профессиональными хореографами со всего света — важная часть нашей работы. Например, в 2010 году мы участвовали в танцевальном фестивале в Роттердаме и провели там четырехнедельный практический мастер-класс социальной адаптации, используя нашу методику.


Источник: www.mn.ru