Январь 2014



Из-за сильных морозов в Подмосковье активизировали поиск бездомных

31.01.2014

В период морозов подмосковные центры для бездомных работают в усиленном режиме, сообщила в пятницу министр социальной защиты населения Московской области Ольга Забралова.

«Мы увеличили количество мест в центрах социальной адаптации и сейчас работаем в усиленном режиме. Важно не забывать, что бездомные — самая незащищенная часть населения и зимой эти люди особенно остро нуждаются в помощи», — отметила она.

По данным О.Забраловой, проводятся активные поиски бездомных, их доставляют в учреждения, где осматривают, одевают, кормят и дают ночлег.

«Также мы сотрудничаем с полицией, которая помогает в поисках», — сказала министр.


Источник: www.interfax-russia.ru

«Я полностью аполитична»

31.01.2014

В этом году благотворительному фонду Натальи Водяновой «Обнаженные сердца» исполняется 10 лет. За это время милосердие и помощь слабым вошли в повестку дня и российского общества. О том, что изменилось в России и ради чего стоит работать, Наталья Водянова рассказала «Огоньку»

— Вы часто рассказываете, что у вашей старшей сестры Оксаны аутизм, это, как я понимаю, стало главной причина того, что вы создали фонд «Обнаженные сердца»?

— После таких трагедий, как в Беслане, время останавливается, и ты понимаешь, что уже не должен жить так, как раньше, пересматриваешь свое прошлое. Появляется желание как-то помогать людям, что-то менять. Наш фонд не занимается исключительно аутизмом, он занимается особенностями развития детей. Первый наш форум был как раз о детском развитии. А у Оксаны с самого начала диагноз был — церебральный паралич, недавно ей диагностировали аутизм, поэтому личный опыт тут, конечно, есть. Но когда я организовала фонд, у меня не было четкого понимания, что я хочу помогать таким людям, как Оксана. Меня тогда как раз интересовали такие дети, какой была когда-то я. Дети, которые растут в трудных жизненных ситуациях, потому что я была как раз таким ребенком. А Оксана была в нашей семье самым счастливым человеком. Она абсолютно солнечный ребенок, мы ее окружали полной любовью и заботой. Я очень любила Оксану, у меня никогда не было такой обиды: вот почему это случилось с нами… Но было очень тяжело, это травма с детства, которая сейчас только сублимировалась во что-то очень позитивное. Росла я в очень тяжелой эмоциональной обстановке, были и унижения со стороны сверстников, и неудачи в школе, и презрение к самой себе… Тут дело не только в Оксане и в том, что мы воспитывали ребенка с инвалидностью, хотя тогда и это было уже стигмой. Но мы жили в ужасных условиях, моя мама была матерью-одиночкой, я не могла пригласить к себе друзей домой, как это делали другие дети. В школе не могла нормально учиться, хотя я, в принципе, была девочкой неглупой. У меня не было возможности делать уроки дома, и я все время проваливала домашнюю работу. А если нет домашней работы, то отметки всегда плохие. Друзей у меня было мало, я жила совсем другой жизнью, работала с 11 лет, интересы ровесников мне казались очень детскими, далекими от реальности, то есть я жила в условиях полной изоляции. Самые светлые воспоминания моего детства связаны с игрой — это было в те редкие минуты, когда дворовые мальчишки приглашали меня поучаствовать в их жизни. Я помню, что это светлый солнечный день, у всех хорошее настроение и мы все играем вместе. Но мы играем в подвалах, на стройках, потому что единственная горка, которая у нас была, с несколькими лавочками вокруг, постоянно была оккупирована подростками, которые там курили, пили и нас гоняли. И потом, во взрослой жизни, наверное, поэтому и пришла идея создания таких больших красивых детских парков-площадок. Детский парк нужен любому ребенку, но для ребенка, который растет в трудной ситуации, это возможность реабилитации в принципе. Он может отвлечься от действительности, может увидеть жизнь более светлой, начать просто дышать и жить.

— И первым делом ваш фонд начал строить детские площадки?

— Да, так получилось, это был конкретный проект. К тому же люди более расположены вкладывать в фонд, если они понимают, что фонд построит что-то, что они могут потрогать руками. И местные власти отнеслись к этому проекту неплохо. Сегодня у нас 107 площадок по всей России, в 79 населенных пунктах…

— Вы в Россию приезжаете часто. Наверное, сравниваете с западным миром. Меняется что-то у нас, есть прогресс?

— Несомненно. Даже за годы нашей работы в России произошли очень большие перемены. Мы видим подъем интереса общества к проблемам детей с особенностями развития. Другое дело, что специалисты, которые занимаются такими детьми, хотят повышать свою квалификацию, знакомиться с новыми методиками, у них есть определенный информационный голод. Родителям и обществу тоже до сих пор не хватает информации. Поэтому мы пришли к тому, что нужно проводить конференции, на которых специалисты, родители, СМИ смогут обмениваться опытом.

— На конференции, посвященной аутизму, которую ваш фонд проводил недавно в Москве, были специалисты из разных стран. Одна из участниц конференции сказала, что в России не удастся полностью скопировать западный опыт в вопросах инклюзивного образования (инклюзия — система мер, призванная дать детям с ограниченными возможностями тот же доступ к образованию, который есть у здоровых), потому что у нас особая ментальность. А вы сами чувствуете эту особую ментальность?

— Ну что вы, я совсем с этим не согласна. Человек — как семя. Если его поместить в хорошую почву, из него вырастет прекрасное дерево. А если в плохую — сорняк. Да, у нас много минусов, против нас время, против нас наше прошлое… Конечно, когда твои собственные нужды не учтены, когда тебе надо поставить на ноги своих детей, ты думаешь: «Почему я должен думать о каких-то других детях?» Но как только обстановка становится более благополучной, люди начинают думать совсем иначе. У нас ведь еще и географически очень сложная страна, в каких-то уголках России дело идет труднее просто потому, что там так холодно и трудно жить. Но все-таки мы пусть медленно, но идем вперед, развиваемся. Появляются люди, которые готовы к переменам, просто потому, что в пирамиде Маслоу они находятся уже ближе к верху, чем к низу.

— Как вы собираете деньги на фонд? Я знаю, что вы проводили аукцион, где продавали лот «Обучение с Лагерфельдом», и какая-то дама заплатила большую сумму, чтобы выиграть этот лот. Как вы уговариваете условных Лагерфельдов, чтобы они принимали участие в ваших акциях?

— Я знаю всех этих людей, но при этом наши отношения формировались годами, и получается, что нужно потратить годы, чтобы добиться какого-то доверия. Это сложный процесс, вот вы общаетесь в мире моды, а потом оказывается, что ваши знакомые готовы помочь твоему фонду, это выясняется вдруг, в разговоре… У нас аукционы необычные, мы не просто собираем все подряд и продаем, есть определенная тематика, которую мы задаем. И это, конечно, требует больших усилий. Но я рада, что те, кто окружает меня, в основном очень позитивно настроены. Помогает и то, что лоты продаются очень хорошо, значит, у людей возникает желание сотрудничать дальше. Это все нужно организовать, привести людей и настроить их на то, чтобы они эти лоты купили и не опасались, что потом кто-то им скажет: «У вас много денег, дайте нам». Понимаете, да? В России такое может быть, поэтому люди порой даже боятся публично делать такие взносы.

— А российский бизнес участвует в таких мероприятиях?

— Да, и это очень интересно. Вот буквально год как появилась такая тенденция, мы привлекаем местный бизнес, и он откликается. Но это не участие в аукционах — там больше акцент делается на частных лицах. Это финансовое участие в каких-то наших проектах. Помощь. Так, в организации и проведении международной конференции в Москве, посвященной аутизму, приняла участие одна российская компания. И меня очень радует, когда бизнес понимает, что мы можем быть друг другу полезны. Для них это важно, потому что это выводит компанию на международный уровень, это мировая практика, когда компания зарабатывает деньги и участвует в благотворительности. И на Западе, где рынок конкурентный, бизнес понимает, что привлечь людей к себе можно и участием вот в таких акциях. Обществу небезразлично, у кого покупать: у того, кто помогает детям, или у того, кто никому не помогает.

— Значит, бизнес таким участием в благотворительности просто поднимает свои шансы?

— Конечно, и это нормально. Это работает во всем мире.

— Вы сейчас живете в Париже, где инклюзия на довольно высоком уровне. А что вас поразило в самом начале, когда вы только туда приехали?

— Мне всегда было тяжело думать о том, как мы отстаем от них. Увидеть ребенка с аутизмом или ДЦП на детской площадке в Париже или Нью-Йорке — это совершенно нормально. Там никто не смотрит на этого ребенка как на некую угрозу. Дети все играют вместе.

— Вы как-то выстраиваете свои отношения с российскими властями? Ведь у нас без таких отношений трудно что-то делать.

— Я вам говорила, что у нас сегодня более 100 детских игровых парков по всей России. И это значит, что во всех этих регионах у нас выстроены отношения, в том числе и с местной администрацией. Без местной власти ничего бы не получилось. И всегда есть родители, которые относятся с благодарностью к тому, что делает фонд и чему власти идут навстречу. Это очень важно, когда проект только стартует. Потом, когда тебе поверят, будут внимательнее относиться к тебе и твоим идеям.

— От кого больше зависит развитие доступной среды — от власти или общества?

— Я думаю, что важны усилия обеих сторон. Но инициатива, мне кажется, всегда идет снизу. Если инициатива идет именно от родителей, от общественности, которая в этом заинтересована, то представители власти наверняка это услышат. Конечно, это зависит и от адекватности власти, но мы всегда встречали готовность сотрудничать. Такие организации, как наша, очень нужны, и я надеюсь, их будет больше, потому что мы независимые и нас никто не использует. При этом у нас есть голос, и мы можем как-то повлиять, наверное.

— Вы позапрошлым летом помогали Крымску, и некоторые депутаты Госдумы, например Жириновский, вас раскритиковали. Наверное, увидели в вас потенциального конкурента. А вы в политику не хотите пойти?

— У нас движение благотворительное, оно участвует в общественно значимых событиях, для политиков это что-то новое, поэтому я понимаю, что к нашей работе может быть не всегда адекватное отношение. Но я не считаю, что сегодня в России общественные деятели, занимающиеся благотворительностью, имеют какой-то такой большой вес и могут представлять опасность для политиков. А что касается меня, мне политика неинтересна. Моя недавняя собеседница сказала мне: «Наталья, вам должно быть стыдно за то, что принят такой-то закон, и мы ничего не можем сделать». Нет, мы ни на кого не показываем пальцем, мы просто делаем свое дело. И это моя железная позиция: я ничего не знаю о политике, я полностью аполитична. Мне гораздо интереснее заниматься и работать именно с родительскими организациями, некоммерческими и благотворительными фондами, поддерживать их для того, чтобы делать их сильнее и давать им какой-то стимул жить и развиваться дальше.

Беседовала Ольга Алленова


Источник: kommersant.ru

Дмитрий Сотников: у меня амплуа подросткового психолога

30.01.2014

Александра Демина, специально для проекта «Жизнь без преград»

— Дима, как началось твое сотрудничество с фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам»?
— Я очень осторожно заходил в воду. Искал в интернете информацию о разных фондах, много читал, в итоге остановился именно на организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Мне была понятна структура фонда. Так я зарегистрировался на форуме и предложил свою помощь. Несколько лет развозил детские вещи и игрушки по больницам. А потом заинтересовался работой самих волонтеров, которые занимаются с детьми в больницах. Получил медицинскую справку, поговорил с психологом фонда и выбрал для себя график посещений. Я так скажу, лучше всего самим почувствовать, что готов к детям. И только потом идти к психологу. Быть волонтером не так уж и просто. Но я ни разу не пожалел, что начал заниматься этим.

— Как у тебя вообще появилась идея о том, чтобы заняться волонтерской деятельностью?
— Так складывается, что многие хорошие и полезные вещи приходят в мою жизнь неожиданно — в один прекрасный момент понимаешь, что это необходимо тебе и точка. Конечно, бывали разные времена — и хорошие и не очень, но последние годы мне кажется, что жизнь очень добра ко мне. Наверное, волонтерство стало для меня способом хоть немного отблагодарить ее в ответ. Иногда возникает такая забавная ассоциация: возможность жить, чувствовать и быть счастливыми мы от этого мира получаем при рождении, еще ничем не заслужив этого — это как бы «кредит доверия». Мне кажется, волонтерство — один из способов оправдать это доверие. Наверное, мысли о кредите навеяны профессиональной деятельностью, ведь я работаю в финансовой сфере.

— Расскажи про твой первый поход в больницу…
— Я очень долго внутренне готовился к этому событию и настраивался на какой-то «моральный подвиг». Воображение рисовало картины: этакий дом скорби, где со всех сторон слышны стоны и в палатах со слезами на глазах сидят молчаливые дети. Я очень хорошо помню свой первый день и моего координатора в 18-й больнице — Иру. Она очень помогла: подсказала какие-то практические моменты, и вообще от нее очень заряжаешься всегда позитивом и энергией. Но самое главное — то, что я увидел в больнице, перевернуло все мои представления о действительности. Дети в отделении бегали, смеялись, это был какой-то океан оптимизма.

— А можно ли вообще как-то быть готовым к общению с детьми?
— Думаю, что, как и в общении с любым другим человеком, важно стараться не надевать какую-то маску, а быть самим собой, естественным. Дети, с которыми мы работаем, отличные психологи. И они не ангелы, умеют нажимать на нужные рычаги. К примеру, они могут задать вам такой вопрос: «Можно я вас буду называть папой». Неподготовленному человеку сложно реагировать на такие вещи. Поэтому нужно вести себя так, как поступаешь в обычной жизни. Не бросаться в крайности.

- Есть ли сложности в работе с детьми, связанные с фондом или персоналом больницы?
— Персонал реагирует по-разному, но тут важно постараться в любой ситуации придержать свои собственные эмоции, гнев, обиду, гордость и так далее. Ведь вы не сам по себе, за твое неосторожное слово ответит координатор, команда, руководство фонда. На то, чтобы наладить связи с больницей уходят месяцы и годы, а разрушить его может один некорректный поступок волонтера. Если сотрудник медучреждения недоволен, важно спокойно выслушать, извиниться, выполнить его требования, еще несколько раз извиниться. Стараюсь не принимать это близко к сердцу. Что же касается фонда, то мне очень нравится сложившийся в коллективе демократичный подход, атмосфера доверия. Никто никогда тебе не скажет, что ты должен выполнять вот эту работу, ходить именно в эту больницу, именно к этому ребенку и вот так проводить с ним время.

- С какими подопечными ты общаешься?
— Я работаю с подростками. У нас, как правило, устанавливаются какие-то дружеские отношения. Но как старший товарищ могу и прямо высказать, что думаю о каком-то поступке или поведении. Сейчас у меня амплуа такого подросткового психолога.

— Есть ли у тебя свои секреты в общении со сложными подростками?
— У многих детей есть первичный барьер в общении с незнакомыми людьми. И это нормально, нужно быть к этому готовым. Если бы к тебе в метро подошел незнакомый человек и начал ни с того ни с сего разговаривать, ты бы тоже смутилась. Поэтому иногда стоит не проводить «интервью», а быть готовым что-то интересное или забавное рассказать и про себя. Когда ребенок видит искренность и открытость, он меньше замыкается. Иногда нужно быть готовым к тому, что на первых порах 90% времени будешь говорить ты.

— Есть ли запретные темы в разговоре с детьми-сиротами?
— Я стараюсь глубоко не вдаваться, например, в вопросы, связанные с религией. Мне кажется, это очень личная тема, и у каждого должен быть свой выбор.

— Ты ходишь на работу, занимаешь волонтерской деятельностью. А как ты отдыхаешь?
— Я пробую проще относиться к тому, что делаю. Ищу положительные эмоции в самой деятельности. Может, поэтому у меня нет большой эмоциональной усталости. Вообще, мы живем в стрессе, в потоке проблем. Кругом такой огромный информационный шум, что начинаешь жить по инерции. И поэтому здорово немного отстраниться от этого всего, вынырнуть из суеты, посмотреть на свою жизнь в целом.

Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» объявляет набор добровольцев по уходу за детьми-сиротами в больницах. Если вы можете помочь, пишите координатору волонтерского центра Галина Александровская anketa собака otkazniki.ru с пометкой «Волонтерский уход».


Источник: ria.ru

Индийская социальная реклама поставила мужчин в глупое положение

29.01.2014

Изнасилование и домогательство всегда плотно связано с процессом объектификации – насильно овладеть женщиной можно только не считая ее человеком. Если дать насильнику посмотреть на себя в момент, собственно, домогательства, у него скорее всего возникнет к самому себе вопрос – не дегуманизирует ли он сам себя? Вряд ли ему бы понравилось то, что он увидит.

Индийский социальный антисексистский ролик как раз дает мужчинам такое зеркало и показывает, как нелепо и глупо они выглядят, навязчиво строя глазки женщинам. Авторы ролика рассчитывают, что такой взгляд со стороны отрезвит многих.

Ролик был выпущен в памятную дату годовщины громкого индийского группового изнасилования, поднявшего на уши всю Индию, страну с далеко не самыми лучшими показателями равенства полов.

Интересно, что визуальным домогательствам в ролике подвергаются не только обычные индийские женщины, но и сексапильные модели в коротких юбках и с татуировками в нижней части спины; то есть ролик достаточно прогрессивен, чтобы сказать – пялиться нехорошо, даже когда женщина сама об этом якобы просит!


Источник: www.advertology.ru

Новая социальная реклама будет размещаться в Нижнем Новгороде

28.01.2014

Два новых социальных проекта готовятся к размещению на рекламных конструкциях в Нижнем Новгороде. Об этом директор МКУ «Рекламная служба Нижнего Новгорода» Андрей Кузьмин сообщил журналистам 15 января в рамках осмотра размещенного на рекламных городских щитах социального проекта нижегородского фотохудожника и поэта Алика Якубовича «Мимолетное».

По его словам, в Нижнем Новгороде социальной рекламе всегда уделялось значительное внимание, но зачастую процесс носил хаотичный характер. «Подобные инициативы вызывали вопросы контролирующих органов, смысл иногда не был понятен нижегородцам. Сейчас после того, как по поручению главы городской администрации Олега Кондрашова, работает Экспертный совет, нам удалось эту работу наладить. Процесс стал управляемым и прозрачным, как для владельцев конструкций, так и для жителей города. Эксперты в рамках проекта выбирают образцы, из числа представленных рекламодателями. Рекламная служба города обеспечивает размещение конструкций. Сейчас это размещение носит плановый последовательный характер, Когда рекламная служба проводила торги на право размещения рекламных материалов, мы предупредили владельцев, что будет необходимо отдать не менее 10% площадей на социальную рекламу. И теперь мы с вами видим результат», – отметил Кузьмин.

По его словам, проект Якубовича «Мимолетное» второй по счету в рамках программы «Я — Город». Первым был проект Олега Шакирского «Настоящие нижегородцы». В размещении действующего проекта занято 40 рекламных щитов размером 3×6 м, расположенных во всех районах города. На них размещены афоризмы Якубовича о жизни, людях и мире.

vse-Nizhnyi

Директор городской рекламной службы также отметил, что на данный момент идет процесс размещения соцрекламы «Болеем за наших», посвященный знаменитым спортсменам Нижнего Новгорода. В его рамках на разнообразных рекламных конструкциях от щитов, до остановок общественного транспорта будет опубликовано 100 плакатов, посвященных озвученной теме.

Также Кузьмин сообщил, что в 2014 году будет реализован социальный проект, посвященный судьбе великих людей, которые родились в Нижнем Новгороде. После него следующим станет проект, посвященный творчеству нижегородского архитектора Александра Агафонова. Проект будет связан с его зарисовками нижегородцами Кремля.

Подведя итог, Андрей Кузьмин отметил, что проект Якубовича в отличие от предыдущего не носит ярко выраженной социальной окраски и не содержит конкретной идеи, а скорее просто настраивает нижегородцев на позитивное отношение к миру.

«В нашей жизни довольно мало позитива, а данные плакаты позволяют городскому жителю остановиться и задуматься о смысле фразы. Они меняют настроение и отношении к жизни в целом», — сказал Кузьмин.


Источник: www.niann.ru

Спектакль Чулпан Хаматовой в Лондоне собрал 25 тыс фунтов в помощь детям

27.01.2014

Благотворительный спектакль с участием известной российской актрисы Чулпан Хаматовой, прошедший в Лондоне, собрал 25 тысяч фунтов стерлингов, все средства будут направлены на помощь детям c онкологическими и гематологическими заболеваниями — подопечным благотворительных фондов «Подари жизнь» и Gift of Life, рассказала РИА Новости в понедельник представительница фонда Gift of Life.

Спектакль «Час, когда в души идешь — как в руки» прошел на сцене известного лондонского театра Criterion. В новой сольной программе актриса читает произведения Марины Цветаевой и Беллы Ахмадулиной под музыку саксофона (Вероника Кожухарова) и фортепиано (Полина Кондраткова). Музыкально-поэтическая постановка уже имела большой успех в Санкт-Петербурге, Таллине, Риге и Киеве. В Лондон Хаматова с ней приехала впервые.

«Зал театра был полон, на спектакль собралось больше 500 зрителей, среди них актриса и соучредитель фондов “Подари жизнь” и Gift of Life Дина Корзун, балерина Ульяна Лопаткина, художник Эрик Булатов с супругой Натальей, режиссер Илья Хржановский», — сказала представительница фонда.

Все вырученные от спектакля средства пойдут на покупку дорогостоящих зарубежных лекарств для тяжело больных детей.

Фонд Gift of Life является британской партнерской организацией российского благотворительного фонда «Подари жизнь». Он был основан в 2011 году, чтобы дать возможность фонду «Подари жизнь» обратиться к благотворителям за пределами России — как иностранцам, так и выходцам из РФ, живущим в Великобритании и других странах. К настоящему времени фонду Gift of Life удалось собрать более миллиона фунтов стерлингов для покупки детям с онкологическими и онкогематологическими заболеваниями жизненно важных лекарств, не доступных в России.


Источник: news.mail.ru

Андрюшеньки против Жанны

25.01.2014

Те, кто занимается благотворительной деятельностью, часто получают письма с вопросами, сколько Bentley они купили на эти деньги и почему помогают, скажем, собакам, а не диабетикам. Но в реакции на объявленный Первым каналом и «Русфондом» сбор денег на лечение Жанны Фриске наши граждане превзошли по накалу ненависти сами себя.

«До вечера я забыл про это, пока не вернулся домой и не открыл фейсбук», — пишет спецкор «Русфонда» Валерий Панюшкин. Ему понадобилось написать целый текст, чтобы еще раз объяснить, что уже и так было сказано в официальном сообщении Первого канала: остатки средств от акции помощи Жанне Фриске пойдут другим больным, популярность певицы может повлиять на популярность всего института благотворительности, а сбор денег с помощью телевидения увеличивает любой сбор в разы.

Конвертация известности в благотворительность – одно из немногих позитивных применений этой самой известности. Ведь для стандартного «розничного» жертвователя одно дело — отдать деньги незнакомому человеку для незнакомых же людей, и совсем другое – перевести на счет человека, которого каждый день видишь по телевизору.

«А на 6-летнего Андрюшеньку из Твери всем будет пофиг», «Неужели не нашлось более нуждающихся людей», «Лучше бы построили новую больницу», — несколько десятков комментариев появляются в блогах за считаные минуты. Пишут даже, что вся эта история — пиар Жанны Фриске, которой давно не было слышно. Что помогут ей в итоге нищие пенсионеры, а не богатые друзья. И что Первый канал помогает только гламурной богатой певичке, а не нормальным людям.

Ничего нового в этой реакции нет. С ней хорошо знакомы все, кто хоть раз пытался заниматься благотворительностью. Им говорят, что бездомных греть и кормить не надо, потому что они привыкают жить на иждивении и плодить нищету. Что попрошайкам в метро не надо давать денег, потому что тем самым поддерживается порочная индустрия детской торговли и попрошайничества. Что умирающие в домах престарелых сами виноваты в том, что вырастили детей, которые о них не заботятся, или что вовсе их не завели. Что наркоманов лечить не надо, потому что это испорченный биоматериал, засохшие мозги и «сами виноваты». Что к незаконным мигрантам и дворникам не надо относиться как к равным, потому что они должны побыстрее уехать к себе домой. Список популярных антимилосердных тезисов можно продолжать бесконечно.

Все эти имеющие право на существование точки зрения изначально ложны в предпосылке: человек имеет право распоряжаться своими деньгами и своим временем так, как он считает нужным. Не хотите помогать Жанне Фриске – не помогайте. Хотите помочь слабовидящим – помогите.

Почему никто из комментаторов не считает возможным осудить тех, кто оставит сегодня несколько тысяч в баре, но считают нормальным пожурить тех, кто попросил 75 рублей на лечение певицы? Часто ли осуждают тех, кто жертвует деньги на строительство храмов или несет последние сбережения в секты? Надо ли родителям скидываться на ремонт класса, если муниципалитет уже четвертый год не может провести капремонт школы, или надо оставить детей без отопления и бороться за выделение средств государством?

Часто ли апологеты идеологии «лучше помочь маленькому мальчику из Владимирской области» переводят деньги маленьким мальчикам и девочкам из хоть какой-либо области?

И могут ли сегодняшние морализаторы ответить на главный вопрос: откуда они знают, кому жизнь нужнее — девочке Кате из Ростова или девушке Жанне из Майами и ее годовалому сыну?

Впрочем, тех, кто предпочел не считать чужие деньги, а помочь своими, тоже оказалось много — всего за сутки на лечение актрисы собрали более 60 млн рублей.


Источник: www.gazeta.ru

Пункт обогрева бездомных открылся в Москве

24.01.2014

Ангар «Спасение» – так называет натяжную конструкцию из ПВХ руководитель проекта Илья Кусков. И многим людям пункт обогрева действительно может спасти жизнь. Ведь в государственные центры социальной адаптации принимают только людей, чьим последним местом прописки была Москва. А в московских больницах даже сбитого машиной человека могут выкинуть на мороз, если у человека не окажется на руках полиса ОМС. И для этого не обязательно быть опухшим от алкоголя бездельником, каким для некоторых видится бездомный человек. Типичный случай: приехал из другого города России в столицу чтобы найти работу, все документы в порядке, не алкоголик. Заснул на вокзале, был обманут работодателем или выпил с незнакомым человеком, стался без денег, телефона и документов. Ночью с вокзала выгнали, метро закрылось, температура упала. Что делать?

По словам Ильи Кускова, чтобы помочь человеку в трудной жизненной ситуации, например оформить временный документ и купить билет домой, нужно как минимум несколько дней. На это время необходимо найти человеку убежище и держать его в поле зрения соцработника. В противном случае пострадавший рискует получить обморожение, быть избитым или просто пропасть в неизвестном направлении. Таким убежищем, которое принимает абсолютно всех и бесплатно, круглосуточно стал ангар «Спасение».

Пункт разместился на заднем дворе здания Синодального отдела по благотворительности по адресу Николоямская дом 57 строение 7. Относительно здоровые бездомные могут греться в ангаре с 19 до 10. Люди с травмами могут оставаться в ангаре круглосуточно. Если места не будет хватать, дежурный автомобиль может перевезти бездомного в другое учреждение. Рядом с пунктом обогрева установлена душевая на восемь кабинок, за день здесь смогут помыться до 80 человек. Кроме того на территории пункта есть армейский автомобиль дезинфекции, в котором с помощью горячего пара высокого давления можно очистить одежду от паразитов и грязи. Дежурный соцработник поможет решить проблемы с документами и разработает план индивидуальной реабилитации. При необходимости бездомного накормят горячей едой и выдадут одежду, окажут первую медицинскую помощь.

Убежище для тех, кого никто не любит

Открывая пункт обогрева, председатель Синодального отдела по благотворительности епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон обратился к собравшимся с кратким словом о смысле проекта.

«В нашем городе появилось убежище для тех, кто замерзает на улице, кто изнемогает от голода, кто пребывает в унынии, печали, и от этого совершает разные грехи и преступления. Господь говорит, что кто накормит голодного, принимает бездомного – принимает самого Бога и может надеяться на милость Божию.

Люди нашей страны к сожалению мало думают друг о друге. И не умеют любить так, как заповедал Господь. Я надеюсь это место будет училищем любви для тех, кто будет здесь работать и помогать. Любви к тем, кто очень часто не вызывает никакого сочувствия. К тем, кто презираем, кто гоним, кого не любят и нигде не принимают. Это будет учебный проект Русской Православной Церкви по обучению Любви. Мы сюда будем приводить и мирян и священников и, может быть, архиереев.

Я благодарен правительству Москвы за то, что оно не нашло на территории города места, чтобы разместить этот проект и таким образом подвигло нас отдать часть нашей земли. Если бы они дали нам место, рядом с нашим зданием не было бы этого ангара, который теперь виден из окон моего кабинета. Это замечательно и я искренне их благодарю. Это очень важно, что такой центр помощи бездомным создан рядом с нашим отделом по благотворительности.

Я надеюсь, что бездомные будут находить здесь не только кров, еду и врачебную помощь, но и любовь, сочувствие и сострадание, в которых нуждается каждый человек. Доброе слово и кошке приятно. А тем более и людям, которых гонят и которых никто не любит и которым никто не помогает. Для них это будет утешение и радость. Надеюсь, что это будет радость и для всех нас».


Источник: www.miloserdie.ru

Мария Кожевникова против курящих девушек

23.01.2014

Известная актриса и депутат Госдумы Мария Кожевникова начала новый год с любопытной акции. В своем микроблоге на Twitter звезда обратилась к поклонникам с призывом отказаться от такой вредной привычки, как курение.

vs_kozhevn

Приведя статистические данные и сообщив о вреде курения, Мария пошла дальше и опубликовала снимок, который немного обидел курящих девушек.

Сама Кожевникова ведет достаточно здоровый образ жизни и всем остальным советует то же самое. Но в то же время знаменитость несколько беспокоит увеличение количества никотинозависимых. «Число курящих людей в мире приблизилось к миллиарду, — привела Мария информацию и обратилась к своим читателям. — Люди, пожалуйста, перестаньте себя травить и кормить табачные компании!».

На призыв актрисы публика отреагировала как это обычно бывает в таких случаях. Большинство соглашалось, что с курением пора покончить, однако не у всех хватает силы воли. Некоторые поделились своими средствами борьбы с вредной привычкой вроде «Покажите страшные фотки легких».

Как выяснилось, сейчас Кожевникова пытается убедить бросить курить собственного супруга. По ее словам, ее муж — курильщик с приличным стажем, так что большинство стандартных методов ему не помогает. Однако актриса продолжает бороться. Правда, под горячую руку досталось и курильщицам. Так, по окончании дискуссии звезда опубликовала снимок плаката с надписью: «Курящая девушка — вонючка».

vs_vonyu4


Источник: www.kleo.ru

Власти Читы намерены развивать социальную направленность в наружной рекламе

22.01.2014

В 2013 г. в Чите под размещение социальной рекламы было задействовано 1043 щита формата 6х3 м (в 2012 г. – 1035, в 2011 г. – 2011). Это около 14% от всей наружной рекламы города. Основными темами социальных outdoor-проектов являются безопасность дорожного движения, антинаркотическая и антиалкогольная пропаганда и призывы сохранять чистоту города.

По словам начальника отдела по наружной рекламе Олега Белоглазова, власти города намерены предложить операторам больше внимания уделять семейным ценностям, здоровому образу жизни, спорту.

Кроме того, управление потребительского рынка предлагает общественным организациям и всем горожанам поделиться мнением и высказать свои идеи и пожелания относительно развития сегмента социальной рекламы.


Источник: outdoor.ru