Январь 30th, 2014



Дмитрий Сотников: у меня амплуа подросткового психолога

30.01.2014

Александра Демина, специально для проекта «Жизнь без преград»

— Дима, как началось твое сотрудничество с фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам»?
— Я очень осторожно заходил в воду. Искал в интернете информацию о разных фондах, много читал, в итоге остановился именно на организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Мне была понятна структура фонда. Так я зарегистрировался на форуме и предложил свою помощь. Несколько лет развозил детские вещи и игрушки по больницам. А потом заинтересовался работой самих волонтеров, которые занимаются с детьми в больницах. Получил медицинскую справку, поговорил с психологом фонда и выбрал для себя график посещений. Я так скажу, лучше всего самим почувствовать, что готов к детям. И только потом идти к психологу. Быть волонтером не так уж и просто. Но я ни разу не пожалел, что начал заниматься этим.

— Как у тебя вообще появилась идея о том, чтобы заняться волонтерской деятельностью?
— Так складывается, что многие хорошие и полезные вещи приходят в мою жизнь неожиданно — в один прекрасный момент понимаешь, что это необходимо тебе и точка. Конечно, бывали разные времена — и хорошие и не очень, но последние годы мне кажется, что жизнь очень добра ко мне. Наверное, волонтерство стало для меня способом хоть немного отблагодарить ее в ответ. Иногда возникает такая забавная ассоциация: возможность жить, чувствовать и быть счастливыми мы от этого мира получаем при рождении, еще ничем не заслужив этого — это как бы «кредит доверия». Мне кажется, волонтерство — один из способов оправдать это доверие. Наверное, мысли о кредите навеяны профессиональной деятельностью, ведь я работаю в финансовой сфере.

— Расскажи про твой первый поход в больницу…
— Я очень долго внутренне готовился к этому событию и настраивался на какой-то «моральный подвиг». Воображение рисовало картины: этакий дом скорби, где со всех сторон слышны стоны и в палатах со слезами на глазах сидят молчаливые дети. Я очень хорошо помню свой первый день и моего координатора в 18-й больнице — Иру. Она очень помогла: подсказала какие-то практические моменты, и вообще от нее очень заряжаешься всегда позитивом и энергией. Но самое главное — то, что я увидел в больнице, перевернуло все мои представления о действительности. Дети в отделении бегали, смеялись, это был какой-то океан оптимизма.

— А можно ли вообще как-то быть готовым к общению с детьми?
— Думаю, что, как и в общении с любым другим человеком, важно стараться не надевать какую-то маску, а быть самим собой, естественным. Дети, с которыми мы работаем, отличные психологи. И они не ангелы, умеют нажимать на нужные рычаги. К примеру, они могут задать вам такой вопрос: «Можно я вас буду называть папой». Неподготовленному человеку сложно реагировать на такие вещи. Поэтому нужно вести себя так, как поступаешь в обычной жизни. Не бросаться в крайности.

- Есть ли сложности в работе с детьми, связанные с фондом или персоналом больницы?
— Персонал реагирует по-разному, но тут важно постараться в любой ситуации придержать свои собственные эмоции, гнев, обиду, гордость и так далее. Ведь вы не сам по себе, за твое неосторожное слово ответит координатор, команда, руководство фонда. На то, чтобы наладить связи с больницей уходят месяцы и годы, а разрушить его может один некорректный поступок волонтера. Если сотрудник медучреждения недоволен, важно спокойно выслушать, извиниться, выполнить его требования, еще несколько раз извиниться. Стараюсь не принимать это близко к сердцу. Что же касается фонда, то мне очень нравится сложившийся в коллективе демократичный подход, атмосфера доверия. Никто никогда тебе не скажет, что ты должен выполнять вот эту работу, ходить именно в эту больницу, именно к этому ребенку и вот так проводить с ним время.

- С какими подопечными ты общаешься?
— Я работаю с подростками. У нас, как правило, устанавливаются какие-то дружеские отношения. Но как старший товарищ могу и прямо высказать, что думаю о каком-то поступке или поведении. Сейчас у меня амплуа такого подросткового психолога.

— Есть ли у тебя свои секреты в общении со сложными подростками?
— У многих детей есть первичный барьер в общении с незнакомыми людьми. И это нормально, нужно быть к этому готовым. Если бы к тебе в метро подошел незнакомый человек и начал ни с того ни с сего разговаривать, ты бы тоже смутилась. Поэтому иногда стоит не проводить «интервью», а быть готовым что-то интересное или забавное рассказать и про себя. Когда ребенок видит искренность и открытость, он меньше замыкается. Иногда нужно быть готовым к тому, что на первых порах 90% времени будешь говорить ты.

— Есть ли запретные темы в разговоре с детьми-сиротами?
— Я стараюсь глубоко не вдаваться, например, в вопросы, связанные с религией. Мне кажется, это очень личная тема, и у каждого должен быть свой выбор.

— Ты ходишь на работу, занимаешь волонтерской деятельностью. А как ты отдыхаешь?
— Я пробую проще относиться к тому, что делаю. Ищу положительные эмоции в самой деятельности. Может, поэтому у меня нет большой эмоциональной усталости. Вообще, мы живем в стрессе, в потоке проблем. Кругом такой огромный информационный шум, что начинаешь жить по инерции. И поэтому здорово немного отстраниться от этого всего, вынырнуть из суеты, посмотреть на свою жизнь в целом.

Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» объявляет набор добровольцев по уходу за детьми-сиротами в больницах. Если вы можете помочь, пишите координатору волонтерского центра Галина Александровская anketa собака otkazniki.ru с пометкой «Волонтерский уход».


Источник: ria.ru