Невидимки среди нас

10.05.2012

 

В ответ на предложение создать целую коллекцию для колясочников и представить ее на международный конкурс Bezgraniz Couture, продвигающий тему моды для людей с ограниченной мобильностью, этот дизайнер смущенно говорит: «Ой нет, это такая тяжелая тема. А я легкий человек». «Я вместе с коляской вешу семьдесят кило!» — говорит Таня. «Танечка, ну ты же танцовщица, ты же красавица!..»

 

Дизайнера, опасающегося «тяжелой темы», можно понять: одно из главных возражений тех профессионалов, которым предлагается поработать над созданием моды для людей с особенностями строения тела, — «очень тяжелый имидж». Другие дизайнеры опасаются работы с «неформатными» моделями. Третьи высказывают прагматические соображения: «Кто это будет покупать?» В России, по некоторым данным, человек с инвалидностью есть в каждой четвертой семье. Но в исторически сложившемся постсоветском массовом сознании инвалид — это человек, запертый в четырех стенах, невидимка, немощный получатель какой-то там социальной помощи. Деловой костюм для колясочника, удобные беговые кроссовки для человека с протезом ноги, стильное платье, которое удобно застегивать одной рукой, — все эти вещи подразумевают существование мира, в котором колясочник может быть предпринимателем, а женщина без руки — светской дамой. Российские дизайнеры верят в существование такого мира с трудом.

 

Несмотря на это, из девяти финалистов второго международного конкурса «Bezgraniz Couture. International Fashion and Accesoire Award» четверо — россияне: томичанка Фируза Баянова, москвичи Елена Шипилова и Дмитрий Ключевский и Наталья Костина из Архангельска. Вместе с финалистами из Берлина, Эрцена, Сан-Паулу и Ольденбурга все четверо будут участвовать в конкурсных показах 11 мая. Показы ставит Валентин Сафин — режиссер Volvo Fashion Week. Сафин объясняет, что для него Bezgraniz — это не столько социальный проект, сколько возможность решать принципиально новые профессиональные задачи: скажем, организовать дефиле колясочников так, чтобы выгодно представить и жюри, и зрителям дизайнерские вещи.

 

«Профессиональные задачи» вообще оказываются ключевой темой в разговоре о моде для инвалидов: тема невольно обнажает проблему дизайнерского профессионализма как такового. Для того чтобы вещь легко застегивалась, хорошо сидела на нестандартной фигуре или хотя бы, как заметила танцовщица Таня, «не залазила в попу», она должна быть умело сконструированной, технологически выверенной, тщательно скроенной. Такие вещи требуют изобретательности: скажем, застежки на магнитах легко срабатывают, но могут топорщиться, а джинсы с молниями вдоль ног легко надеваются, но не всегда хорошо сидят. У таких сложностей есть плюс: с одной стороны, они закрывают путь в тему для дизайнеров, умеющих исключительно «сделать красиво», а с другой стороны — привлекают к работе над одеждой для инвалидов тех, кто видит в ней не только важную социальную задачу, но и творческий вызов, и экономический потенциал: на Западе тема такой одежды начинает звучать все сильнее.

 

Из того, что в этом году на конкурс Bezgraniz Couture поступило более восьмидесяти заявок из десяти стран, можно предположить, что рано или поздно удобное бальное платье появится не только у Тани К. Вопрос — будет ли оно сделано в России.

 

Читать статью полностью на vedomosti.ru

 


Вы можете следить за обсуждением этой записи с помощью ленты RSS 2.0.

Оставить комментарий


Spam Protection by WP-SpamFree