Как не попасться на удочку мошенников: 10 советов тем, кто достает купюру

01.06.2015

1. Не спешите

Если к вам на улице подходят с просьбой купить шарик/ручку/браслет за определенную сумму «в помощь детям», не стесняйтесь затормозить. Да, гораздо проще – дать сто рублей и спешить дальше. Это может быть не очень значимая для вас сумма, но стоит ли отдавать ее возможным мошенникам? Может, если вы готовы отдать ее неведомо кому, вами руководит именно поспешность и импульсивная эмоция, а не стремление помочь? Если вы и правда спешите, а помочь хотите с умом – запомните название фонда, найдите его реквизиты в интернете и в спокойную минуту перечислите пожертвование.

2. Переспрашивайте

Поинтересуйтесь у тех, кто предлагает сделать пожертвование, какое название фонда, кто адресаты помощи (сбор может быть и не адресным, а «программным», когда деньги идут, например, на зарплаты нянечкам для детей-отказников в больнице). Если волонтеры (или промоутеры) не знают точно, в чью пользу собирают деньги, это тревожный звоночек.

3. Проверяйте в интернете

Если в вашем телефоне или планшете есть интернет, не стесняйтесь зайти на сайт фонда, от имени которого идет сбор. Если сайта вовсе нет – это более чем тревожно. Фонд, занимающийся публичным сбором средств, но не давший себе труда создать сайт, скорее всего, не отчитается о том, сколько денег собрали и на что их потратили, – ему просто негде это сделать. Если сайт есть, там должны быть:
а) сведения о проходящей уличной акции с указанием адресов и сроков,
б) отчеты о собранных и израсходованных средствах (если фонд не оказывает адресной помощи, это могут быть отчеты по программам фонда только за прошлый год, но отчеты должны быть).

Пример 1. 19 сентября в Москве были замечены сборщики в футболках с сердечками и надписями «Во благо жизни», с символикой одноименного фонда. Фонд содействия духовному, физическому и творческому развитию личности «Во благо жизни» существует с 2008 года, но до сих пор не обзавелся сайтом. За это время акции фонда бывали благосклонно замечены прессой: это в основном организация концертов звезд перед детьми из детских домов. Если сборщики имели отношение к фонду «Во благо жизни», то по меньшей мере странно, что фонд, начинающий уличную акцию, не имеет сайта, а имеет только безлюдную (на 15 участников) группу в социальной сети «В контакте», где ни разу не публиковались новости. Президент благотворительного фонда Вероника Евгеньевна Саратовская, указанная как контактное лицо, последний раз заходила в социальную сеть 20 сентября 2011 года, о чем «ВКонтакт» поведал при попытке с ней связаться. Не удалось связаться с представителями фонда и другими способами.

Есть вероятность, что сборщики не имели отношения к фонду, – см. пункт 4.

Пример 2. Фонд «Подари жизнь» готовит документы для подачи иска в суд против граждан, продававших воздушные шарики на улицах Москвы якобы в «помощь детям» от имени фонда. Фонд предупреждает, что никогда не проводит подобных акций.

Пример 3. Регулярно уличным фандрайзингом занимается фонд «Детские деревни-SOS». Всю информацию о работе волонтеров можно найти на сайте фонда.

4. Спрашивайте документы

У каждого волонтера должны быть доказательства его причастности к организации: доверенность или волонтерский договор, заверенные печатью фонда и подписью его руководства. Если это бейдж, то на нем должен быть личный номер сотрудника или волонтера, телефон, по которому можно связаться с руководством.

Пример 1. Молодые люди, собиравшие средства на Патриаршем мосту в пользу фонда «Во благо жизни», сообщили корреспонденту «Милосердие.RU», что все их документы «у Дэнька остались». Это достаточное основание не давать денег.

Пример 2. Волонтеры фонда «Детские деревни-SOS», притом что не берут наличных, а только предлагают подписаться на пожертвования через интернет (они имеют с собой планшеты), всегда имеют при себе документы и доверенность от фонда.

5. Звоните!

При уличном сборе волонтеры должны без труда указывать не только адрес сайта, но и фактический адрес и телефон организации. У долго и стабильно работающей организации должен быть городской телефон (однако его отсутствие еще не значит, что фонда не существует). Если адрес на сайте фонда и в документах волонтеров-сборщиков не совпадает, стоит задуматься. Если телефонов нет вовсе или они не отвечают, это еще более тревожный знак. Иногда только звонок может внести ясность.

Пример. В материалах, с которыми ребята из фонда «Во благо жизни» собирают деньги, указан адрес фонда «Наставнический переулок, д. 6» и телефон +7 (495) 799-29-43. Однако этот номер телефона «временно заблокирован», а поиск в интернете по телефонному номеру дает его соответствие с адресом «Большая Никитская, 22/2», где базируется некое общественное движение «Формула добра». И вот тут-то можно наконец-то увидеть хоть какие-то сведения об уличной акции и фотографии тех самых «волонтеров», которые собирают деньги.

6. Фотографируйте

Сейчас фотоаппарат есть почти в каждом телефоне. Если волонтеры или сотрудники фонда боятся камеры – это верный признак непрозрачности акции. Если они хотят, чтобы вы рассказали о сборе средств в социальных сетях и призвали друзей жертвовать деньги, они будут только рады увидеть свое фото в интернете.

Если вам заявляют, что сборщика нельзя фотографировать без разрешения, помните: это в «частной жизни» требуется разрешение, но когда человек вышел на публичную акцию по сбору средств, это правило не действует.

6. Деньги – в ящик или в руки?

Если фонд хочет обеспечить прозрачность сбора средств, то волонтеры не будут принимать деньги в руки, а будут иметь при себе опечатанный прозрачный ящик для сбора. «Сбор наличных на улице всегда вызывает вопросы, потому что ни один донор или проверяющий не может гарантированно убедиться, что деньги попадают на счет и потом доходят до дела. Если ящики для пожертвований опечатаны не просто проволочкой, а синей печатью организации, и эта печать совпадает с печатью на документах, выше вероятность, что деньги хотя бы не будут вытащены просто так без вскрытия пломбы», – поясняет фандрайзер фонда «Детские деревни-SOS» Дмитрий Даушев.

Прозрачные ящики должны вскрываться специальной комиссией как минимум из трех человек, должен составляться акт, при существенных суммах сборов должен заключаться договор с инкассаторской компанией. Проверить все это сложно, но спросить сборщиков, кто и как считает собранные средства, не помешает. Отсутствие ящиков – конечно, не доказательство нечестности фонда или волонтеров, но и явно не «плюс», это фактор риска: при большом количестве волонтеров велики искушения.

7. Волонтеры или промо-персонал?

В благотворительной среде не принято, чтобы сборщиками пожертвований на улице выступали нанятые за деньги промоутеры. Тем более не принято, чтобы они работали «от процента». Однако законы фандрайзинга в нашей стране практически не прописаны, а несоблюдение существующих внутри благотворительного сообщества обычаев – не преступление. Важна прозрачность для жертвователя: какой процент его денег пойдет не адресату помощи, а сотрудникам-промоутерам.

Пример 1. Летом нашумел сбор самарского фонда «Наши дети» на улицах Москвы. Его представители у промо-стоек с ящиками для пожертвований путались в показаниях: то ли они работают за оклад (100-200 рублей в час), то ли трудятся как волонтеры, то ли организатор «иногда по желанию премирует их из личных средств».

Пример 2. Сборщики пожертвований фонда «Во благо жизни» сказали корреспонденту «Милосердия.RU», что получают 10% от собранных средств. В этом случае они становятся уже не волонтерами и даже не сотрудниками, а своего рода предпринимателями.

8. Собиратели средств, не нарушайте закон!

Очевидно, что сборщики средств не должны, например, препятствовать движению пешеходов, создавать аварийные ситуации (например, собирая деньги у автолюбителей в пробках) и так далее. Если пожертвования собирают, предъявляя благополучателя «живьем», также возникают вопросы (например, при сборе денег на приют для собак или кошек). Проверки требуют и случаи, когда к сбору средств привлекаются несовершеннолетние.

Пример. Сборщики фонда «Во благо жизни» заявили корреспонденту «Милосердия.RU», что им еще нет 14 лет, и они «работают с разрешения родителей». Разрешение родителей на работу детей до 14 лет, несомненно, нужно, причем в письменном виде. Также обязателен трудовой договор, особые условия труда (не долее определенного количества часов в день), условия безопасности и отдыха.

Если у вас есть хоть тень сомнения в законности привлечения несовершеннолетних – это основание написать заявления в прокуратуру и полицию о проверке законности мероприятия. Дети имеют право помогать фонду по доброй воле. Если же речь идет об оплаченном труде, то трудовой кодекс накладывает множество ограничений.

Нужно пройти к ближайшему полицейскому, записать номер его жетона или удостоверения и пояснить, что несовершеннолетние занимаются сбором денег с пользу неустановленных лиц – кто-то извлекает прибыль, используя их труд. Об этом надо сказать ближайшему полицейскому или по номеру 112 (там ведется запись). Эффективнее сразу обращаться и в инспекцию по делам несовершеннолетних, а не к дежурному в полицейском отделении. Если дети занимаются сбором без ведома родителей, то санкции грозят не только организатору сбора, но и родителям – административный штраф за ненадлежащий надзор достаточно велик. Если сборщики окажутся детьми самих организаторов акции, это чревато даже лишением родительских прав.

10. Собираетесь расследовать – сначала дайте денег

Если вы видите сборщиков благотворительных средств, деятельность которых, по всем перечисленным признакам, должны проверить уполномоченные органы, то для начала такой проверки придется все-таки пожертвовать некоторую сумму. Сколько опускать в ящик? Хищение, в том числе путем мошенничества, средств на сумму менее 1000 рублей, считается мелким и относится к административному правонарушению, карается не более чем штрафом. Однако проверка даже по административному кодексу – немалая головная боль для организации, затеявшей подозрительный сбор.

Если же сборщики что-то продают, будь то ручки или браслеты, это нужно купить. Тем самым создается факт сделки, о котором вы сможете написать в заявлении в полицию.

***
Печально, что множество мошенников остаются безнаказанными, еще печальнее, что они дискредитируют такой эффективный способ сбора средств, как обращение «к миру» с просьбой дать «по нитке» на рубашку. Именно из-за множества организационных сложностей и искушений большинство благотворительных фондов не ведут сбор наличных на улице.

В Москве, словно чтобы не вполне отдавать улицы попрошайкам разной степени честности, в последние годы появились традиции благотворительных ярмарок, базаров и фестивалей, в которых участвуют десятки честных фондов. Также ярмарки проходят при храмах – в основном перед Рождеством и Пасхой. На городском фестивале «Добрая Москва», «Душевном базаре» и подобных мероприятиях не надо ничего проверять и расследовать: можно с легким сердцем и спокойной совестью купить какой-нибудь сувенир или что-то вкусное, и знать, что деньги будут потрачены так, как положено.

Александра КУЗЬМИЧЕВА


From: www.miloserdie.ru

Вы можете следить за обсуждением этой записи с помощью ленты RSS 2.0.

Оставить комментарий


Spam Protection by WP-SpamFree