Записи с меткой «дети»



Депутаты одобрили законопроект о декриминализации домашнего насилия во втором чтении

25.01.2017

В правозащитном сообществе опасаются, что декриминализация побоев может быть воспринята частью общества как сигнал того, что насилие является нормой.

Государственная Дума РФ приняла во втором чтении законопроект, декриминализирующий побои в отношении близких родственников. Согласно так называемому «закону о шлепках», однократные побои, нанесенные близким родственникам, переходят из категории уголовных преступлений в категорию административных правонарушений.

Чувство безнаказанности приводит к усилению агрессии, приводит РБК слова заместителя директора Национального центра по предотвращению насилия «Анна» Андрея Синельникова. «Побои в семье – это никогда не единичный эпизод, это серия эпизодов, и раз за разом они становятся жестче», – подчеркивает он.

С точки зрения члена Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Светланы Айвазовой, часть общества воспримет принятие данного законопроекта как сигнал того, что насилие – это норма. «Ни в одном современном государстве это невозможно. Право существует именно для того, чтобы уходить от насилия», – приводит издание ее слова.

Ранее правозащитные организации призвали депутатов отклонить «закон о шлепках». Human Rights Watch заявила, что этот законопроект опасен и несовместим с международно-правовыми обязательствами РФ в области прав человека. Согласно данным, которые приводят правозащитники, около 40% всех насильственных преступлений в России совершаются именно в семьях. Ежедневно с насилием в семье сталкиваются до 36 тыс. женщин и 26 тыс. детей.


Источник: www.asi.org.ru

На улицах Москвы появятся билборды и плакаты в рамках программы «Не паркуй ребенка»

21.07.2015

Стикеры, билборды и плакаты, напоминающие, насколько опасно оставлять детей в машине без присмотра родителей, появятся осенью на улицах и социально значимых объектах Москвы в рамках программы «Не паркуй ребенка». Об этом ТАСС сообщили в пресс-службе столичного департамента тарспнпорта.

Там пояснили, что в Москве 1 сентября стартует масштабная информационная кампания «Не паркуй ребенка», направленная на профилактику гибели и травматизма детей, оставленных в машине без присмотра. Планируется также внести изменения в действующее законодательство в части запрета на оставление детей до 12 лет одних в машине под угрозой большого штрафа или лишения водительских прав.

«Как показывает мировая практика, большинство детей гибнут в машине в результате воздействия экстремальных температур: перегрева или переохлаждения. Ребенок может запутаться в ремнях безопасности или нечаянно включить кнопку стеклоподъемника, машина может загореться или быть протаранена. Если она припаркована в неположенном месте, она может быть эвакуирована», — цитирует пресс-служба слова организатора кампании, уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова.

О проблеме родителям будут напоминать городские билборды, плакаты на остановках общественного транспорта, плакаты в метрополитене и на социальных объектах. Стикеры будут размещены на дверях магазинов, кафе и торговых центров — там, где подобные инциденты происходят чаще всего.


Источник: tass.ru

Сообщить о насилии над детьми теперь можно с помощью эмоджи

26.05.2015

По словам представителя BRIS, проект Abused Emojis поможет попавшим в беду попросить о помощи в тех ситуациях, когда трудно подобрать слова. В наборе есть емоджи, на которых дети изображены с синяками и порезами, дети, думающие о суициде, выпивающие родители, дети, над которыми издеваются.

BRIS – шведская некоммерческая организация, которая создала национальный телефон доверия для детей и подростков. Ежегодно за помощью и поддержкой обращаются более ста тысяч детей. У истоков BRIS стояли писательницы Берит Хедебю и Гуннель Линде.

123824_det_3

123824_det_4

4986355-R3L8T8D-600-coloribus-integration-10068355


Источник: adindex.ru

Английская социальная реклама приучает детей к осторожности при публикациях

28.01.2015

Кампания идет под лозунгом «Be Share Aware» («Публикуй осознанно»; в названии слышится каламбур со словом «shareware», распространяемый бесплатно софт для общего пользования).

Два коротких (длительностью одна минута) видеоролика созданы для трансляции по телевидению и распространению в сети. Первый называется «А ты видел пипиську Алекса?» – именно в такой, нарочито «детской», формулировке (Have you seen Alex’s willy?). Он рассказывает о мальчике по имени Алекс, который подумал, что будет прикольно сфоткать свой пенис и отправить снимок приятелю. Как это порой бывает и в жизни, снимок был сохранен, попал в интернет, а затем его посмотрели буквально все вокруг – после чего жизнь Алекса стала невыносимой.

Второй ролик называется «Люси и Мальчик». Наивная и «нежадная» девочка Люси вообще любит делиться всем, что у нее есть – в том числе и фотографиями в сеть. Публикации и разговоры привлекают внимание некоего «Мальчика», который предлагает Люси встретиться и оказывается вовсе не мальчиком, а взрослым мужчиной, «охотником за детьми».

Общество NSPCC поясняет, что все больше и больше детей получают доступ к смартфонам, планшетам и другой технике, с помощью которой дети запросто могут выходить в интернет и посещать различные фотосайты, в том числе с «сексуальным и прочим неприемлемым содержанием». Кампания “Публикуй осознанно” дает родителям прямые и конкретные советы, которые помогут им более уверенно и предметно говорить с детьми о проблемах безопасности в сети.


Источник: prophotos.ru

В Италии будет введен запрет на курение за рулем в присутствии детей

13.01.2015
 Фото: Александр Вильф/ РИА Новости www.ria.ru

В частности, в стране запланировано введение запрета потребление сигарет в автомобиле, в котором находятся малолетние дети, которые волей-неволей становятся пассивными курильщиками и подсаживаются на сигареты в нежном 11-летнем возрасте. Об этом объявила Министр здравоохранения Биатриче Лоренцин.

Фото: Александр Вильф/ РИА Новости www.ria.ru

Текст: Нива Миракян (Рим )


Источник: www.rg.ru

Не везите подарки в детские дома

15.12.2014

DHz0oQtFT1s


Источник: dobro.mail.ru

Не наши дети

18.11.2014

Мальчик улыбается, но улыбка его напряжена. Уже полчаса длится наш странный разговор: я пытаюсь говорить с ним по-русски, а он отвечает по-английски. Ему почти 7 лет. Последние месяцев восемь он живет в Америке.

— Ты что, совсем по-русски не говоришь?

— I don’t speak Russian.

— Слушай, кончай врать, не мог ты меньше чем за год язык забыть. В чем дело?

И он по-русски шепчет:

— А если я по-русски не говорю, то меня же обратно не заберут?!

Мальчик родился в небольшом городке в средней полосе России. Мать постоянно пьяная. Кто отец — можно только предполагать, в свидетельстве о рождении поставили прочерк. В доме ни еды, ни одежды нормальной, подкармливали ребенка соседи. После очередной пьянки и очередного вызова милиции органы опеки подали заявление в суд. Мать лишили родительских прав, а двухлетнего малыша отдали в детский дом. Через четыре года его усыновила американская семья.

До свидания, мама

Вышеописанный разговор состоялся 11 лет назад. Сейчас, кстати, этот мальчик, назовем его А., учит русский язык в университете. Я не называю имен не только потому, что в России есть закон о тайне усыновления, но и потому, что история эта типична. За годы работы в агентстве по международному усыновлению насмотрелся, наслушался всякого, это еще не самый тяжелый вариант. Не забудутся и девочка, на глазах у которой пьяный папа топором зарубил пьяную маму, и мальчик, которого мама забыла в квартире и уехала к друзьям. В холодильнике еды не было, собственно, не было и холодильника. Ребенок обдирал со стен обои и ел их, пока соседи не вызвали милицию. А когда годовалую девочку мама бросила на ночь в сарай, крысы объели ей лицо…

И вот спустя 11 лет я снова в Америке. Попал сюда по совсем другой причине, но, конечно, езжу по семьям, которым помогал в процессе усыновления. В аэропорту меня встречает Р., симпатичный молодой человек, в лице которого с трудом угадываются черты того плачущего мальчишки, которого 15 лет назад я все никак не мог успокоить, пока приемные родители подписывали документы в посольстве. Честно говоря, мне было жаль их — с таким букетом диагнозов, поставленных ребенку в детском доме, они взваливали на себя непосильное бремя.

По дороге из нью-йоркского аэропорта до небольшого городка в штате Пенсильвания мы успели наговориться. Р. учится на плотника, подрабатывает и уже ездит на своей машине, чем очень гордится. А еще занимается музыкой, играет в футбол. Собственно, как складывалась его жизнь, я в общих чертах знал. И агентство в течение нескольких лет отслеживало его, как и всех приемных детей. Жизнь мальчика в России сложилась по уже известному алгоритму: мать-одиночка пьянствовала, мальчик родился со множеством физических проблем, включая органическое поражение центральной нервной системы, почечную недостаточность и многое другое. Можно представить, что ждало бы его, останься он в детском доме. Но любовь и забота семьи сделали невозможное: большинство физических нарушений или были исправлены, или сгладились. У человека идет нормальная жизнь.

Пожалуй, именно эти слова, «нормальная жизнь», применимы к судьбам почти всех усыновленных в Америку российских сирот, в процессе усыновления которых я участвовал как сотрудник агентства. Почти — потому что у нескольких из нескольких сотен жизнь не сложилась. Это дети, попавшие в американские семьи уже в старшем возрасте, к моменту усыновления они сформировались как личности. Помню, как один из них жаловался мне на приемную маму, насыщая свою речь матом: «Она мне сигарет не дает, а я уже два дня не курил!» Один из проходивших через наше агентство сидит в тюрьме за торговлю наркотиками, еще двое — под надзором полиции.

Это исключения, которые, увы, всегда возможны. Так же как всегда была вероятность, что приемными родителями станут люди, не подходящие к этой роли. Это серьезная проблема международного усыновления. В нашем агентстве и в некоторых других ее не было, потому что мы разработали систему проверки потенциальных усыновителей, исключавшую случайности. И хотели, естественно, поделиться опытом. Президент агентства прилетела в Москву, мы добились личного приема у министра образования, поскольку именно Министерство образования отвечало за международное усыновление. Не буду называть ни имен, ни даже времени этого события. Дело не в именах, а в системе. Итак, мы изложили министру свои соображения. Он воодушевился и направил нас к человеку, непосредственно занимавшемуся проблемой. Тот выслушал с интересом, но единственный его вопрос был — каким путем пойдут деньги. Когда понял, что поток не попадает под его контроль, интерес в глазах заметно угас, и он обещал позвонить. Первые пару лет я еще ждал звонка…

Домашний режим

Здоровых детей в детских домах нет. Это правило, исключения из которого крайне редки. Если только рос ребенок в нормальной, дружной семье, и вдруг что-то случилось с его родителями, не оказалось никаких родственников, а ребенок не достиг совершеннолетия и тогда он попал в детский дом. За многие годы работы я с таким сталкивался только один раз. Все дети — с диагнозами. У всех задержка психического и (или) психоречевого развития. У большинства дефицит веса. Плюс букет заболеваний внутренних органов. И это понятно: у большинства в анамнезе — употребление матерью алкоголя во время беременности. У многих — фетоалкогольный синдром, поражение центральной нервной системы.

Но попадая в любящую семью, эти несмышленые задохлики удивительным образом превращаются в прекрасных принцев и принцесс, их потенциал раскрывается в полную силу их возможностей. Практически все дети, жизнь которых я годами отслеживал, активно и успешно занимаются спортом, в основном футболом (а американский футбол, кто знает,— игра не для слабых), музыкой, танцами. Большинство после школы поступают в университеты, даже те, чье психическое здоровье восстанавливалось годами, у кого в первые школьные годы учителя отмечали трудности с концентрацией внимания.

И чем больше я встречался с этими здоровыми, умными, успешными молодыми людьми, тем горестнее было осознание, что на этих детях сказка закончилась. Принятием «закона Димы Яковлева» 28 декабря 2012 года был отрезан путь к нормальной жизни для тысяч сирот. А сколько именно — неизвестно, их никто и не считает. Можно понять уполномоченного по правам ребенка господина Астахова: хлопотное это занятие выполнять свои прямые обязанности. Иное дело — бросить свою хворостинку в разжигание антиамериканизма.

А уж средства-то как хороши, главное из них — ложь. Все помнят, наверное, основную формулировку сторонников запрета на американские усыновления — «детей продают на органы». И надо сказать, этому верили многие. Однажды привез я семью потенциальных родителей в детский дом и, пока они играли с ребенком, вышел за ограду покурить. Туда же с той же целью вышла молодая девушка-воспитательница. Слово за слово, разговорились о разном. И когда возникло какое-то чувство взаимного доверия, она посмотрела мне в глаза и спросила: «Признайтесь, вы ведь его не на органы берете?» Образованная городская девушка не шутила. Комментарии излишни.

Но главный миф — «американцы наших детей убивают!». Было несколько случаев в 20-летней истории американских усыновлений, когда в приемные родители попадали не годящиеся для этой роли люди. Это была проблема, которую нужно и можно было решить. Но и здесь замешана ложь. Например, когда в американской семье умер мальчик, об этом сообщили чуть ли не все наши СМИ. Но о результатах расследования не сообщил никто. Видимо, потому, что расследование показало: умер мальчик от неизлечимой болезни и это случилось бы гораздо раньше, если бы усыновившая его семья не подарила ему еще несколько лет жизни.

Теперь  никакой надежды для сотен тысяч наших сирот нет. Российские усыновления — особая тема. Есть много семей, которые и взяли бы ребенка-сироту, но жилищные и финансовые возможности не позволяют. Некоторое время назад прозвучали бодрые отчеты о том, что число российских усыновлений выросло. Увы, причина была на поверхности: семьям стали платить пособия. Некоторые взяли детей и на эти пособия и жили. А когда в связи с дефицитом местных бюджетов выплаты прекратились, просто вернули детей в детские дома. Поставьте себя на место ребенка, представьте себе, что вас предали дважды.

И уж никакой надежды не осталось у детей-инвалидов. Особенно горько было за одну девочку с недоразвитыми конечностями, это называется «дельфиньи ручки». Американская семья прилетала в Россию, познакомилась с девочкой, играла с ней, собрала все необходимые документы (а документов этих — тьма!), все было проверено, одобрено, досье подано в суд. В середине декабря 2012 года судья провела предварительное слушание, никаких препятствий к усыновлению не обнаружили, и суд был назначен на середину января. Но 31 декабря был подписан «закон Димы Яковлева». И судья говорит: «Ну раз дата суда назначена, пусть прилетают, я им откажу». Эта семья, как и несколько других, попавших в такую же ситуацию, весь 2013 год боролась за ребенка, фактически — за его жизнь, письма писали и президенту, и Астахову, и правительству, и в Страсбург — все бесполезно.

Господин Астахов несколько раз заверял, что дети, которые уже встречались с потенциальными родителями, будут устроены в российские семьи. Позже он заявил, что проблема решена, все эти дети остались на родине и уже живут в семьях. Наш координатор проверила базы данных — все дети, для которых мы уже нашли семьи в Америке, которые уже знали, что их усыновят и ждали этого усыновления,— все они остались в детских домах. А та девочка с дельфиньими ручками недавно умерла.

Александр Романов


Источник: kommersant.ru

«Мам, домой не жди»: социальная реклама Алтайской Госавтоинспекции.

17.11.2014

В Омске прошел IХ Всероссийский конкурс телерадиопрограмм по безопасности дорожного движения. В этом году на конкурс было представлено около 700 работ. Жюри конкурса – представители Госавтоинспекции МВД России, центральных средств массовой информации, омских телеканалов и радиостанций, независимые эксперты определили лучшие работы по тематике дорожной безопасности.

Как сообщили сегодня, 10 ноября, в УГИБДД ГУ МВД России по Алтайскому краю, участниками конкурса стали более 150 человек – сотрудники региональных подразделений Госавтоинспекции и журналисты из 81 региона Российской Федерации.

Конкурсные работы рассматривали по 8 основным и 3 специальным номинациям. В номинации «Наружная реклама» — баннеры наружной рекламы по безопасности дорожного движения Алтайского края заняли первое место.

180605

180606 180607 photo_1053


Источник: www.amic.ru

Russ Outdoor запускает социальную кампанию о безопасности детей на дорогах

14.11.2014

14 ноября 2014, Москва – Социальная кампания о безопасности детей на дорогах стартовала в рамках проекта «Все равно?!», реализуемого крупнейшим оператором наружной рекламы Russ Outdoor с 2010 года. Новый флайт, посвященный необходимости использования детского кресла в автомобиле, призывает родителей сделать выбор в пользу безопасности своего ребенка.
Креативная идея кампании разработана агентством ZUPER. Макет со слоганом «Выбирай, куда посадить ребенка» изображает детское автомобильное кресло и инвалидную коляску, наглядно иллюстрируя, что пренебрежение нормами дорожной безопасности со стороны взрослых может обернуться для детей трагическими последствиями. «Неиспользование водителями специальных детских кресел до сих пор является острой проблемой на дорогах. Простым сравнением двух ситуаций мы донесем до автомобилистов очевидный выбор в пользу автокресла», — отметила Анна Погосян, CEO агентства ZUPER.
С 2007 года использование специального автокресла при перевозке детей возрастом до 12 лет в России является обязательным. Однако далеко не все автомобилисты соблюдают это правило. Ежегодно на российских дорогах с участием детей-пассажиров происходит около 8 000 ДТП, жертвами которых становятся более сотни несовершеннолетних. Между тем, статистика свидетельствует, что использование автокресла позволяет спасти жизнь ребенку в большинстве случаев. Согласно данным Всемирной Организации Здравоохранения, использование удерживающих устройств снижает смертность детей в ДТП на 54%, а риск получения травм — на 70%.
«Игнорирование правил безопасности в автомобиле – один из ярких примеров равнодушия как по отношению к собственному здоровью, так и по отношению к здоровью и благополучию своих близких. Надеемся, что простая, но очень точная идея кампании позволит привлечь внимание родителей-автомобилистов и напомнить о последствиях их выбора», — отметила Елена Крутова, руководитель проекта «Все равно?!».
Социальная реклама разместится на конструкциях формата 6х3, ситибордах и ситиформатах в Москве и других регионах России.

Состав творческой группы:
Креативное агентство ZUPER:
Тимур Салихов
Погосян Анна
Евгений Головань
Марина Фролова

Проект «Все равно?!»
Проект «Все равно?!» — широкомасштабная социальная инициатива Russ Outdoor, направленная на решение проблем общества. Основная цель проекта — напомнить о том, что каждый человек может самостоятельно что-то делать для того, чтобы мир вокруг становился лучше. Инициатива реализуется совместно с крупнейшими зарубежными и российскими рекламными агентствами. С 2010 года было размещено более 25 кампаний, транслирующих яркие социально-направленные обращения, в том числе серия постеров, направленных на борьбу с пассивным и женским курением, курением в присутствии детей, кампания по сбору одежды для бездомных. Дополнительная информация о проекте: vse-ravno.net
http://www.facebook.com/nevseravno

Russ Outdoor
Russ Outdoor — крупнейший национальный оператор наружной рекламы. Компании принадлежит около 40 тыс. рекламных поверхностей в 70 городах России, компания располагает рекламными конструкциями всех основных форматов и контролирует около 15% всех рекламных площадей в стране.
http://www.facebook.com/RussOutdoor

ZUPER
ZUPER — российское независимое креативное агентство, специализация — рекламные кампании, брендинг.
http://www.zuperagency.com/onas/#about-rus

Vse_ravno_Kreslo_bb_p


Валерий Панюшкин: Запертые в больницах

24.09.2014

Фразы, которые пишет Лида Мониава, менеджер детской программы в Фонд помощи хосписам «Вера», в своем фейсбуке, иногда трудно понять. Не потому что мысль коряво выражена, а потому что это слишком неожиданная мысль даже для подготовленного человека.

Впрочем, здесь и коряво выражена тоже: «Как назвать ассоциацию родителей детей на ИВЛ?»

Каждый год в России бывает двенадцать тысяч детей, которые подключены к аппарату искусственной вентиляции легких. Речь идет не только о тех детях, что получили травму и попали в реанимацию. Не только о тех, кто перенес операцию и на несколько дней оказался в палате интенсивной терапии. Речь идет и о детях, которые подключены к аппарату ИВЛ месяцами, годами — есть довольно много заболеваний, прежде всего онкологических, при которых так бывает.

Почему к этим детям в реанимационные отделения больниц если и пускают мам, то на пять минут? Почему вообще эти дети лежат в реанимационных отделениях, а не дома?

Неожиданная постановка вопроса, правда? Разве может ребенок, подключенный к аппарату искусственного дыхания, быть дома, а не в больнице под наблюдением врачей?

Может, оказывается. В Израиле, например, две трети детей на ИВЛ находятся дома. Если ребенку нужна искусственная вентиляция легких, врач выписывает маленькому пациенту аппарат искусственного дыхания и отпускает домой. Если ребенок живет далеко от большой больницы, врач выписывает два аппарата искусственного дыхания на тот случай, если один сломается. А если ребенок живет в доме, где случаются перебои с электричеством, то врач выписывает еще и генератор электрического тока на всякий случай. Считается, что нет ничего сложного в том, чтобы научить родителей подключать аппарат ИВЛ и санировать трахеостому. Раз в неделю приходит техник, чтобы проверить и отрегулировать оборудование. За все это в Израиле платит государство, и на дому получается дешевле, чем в клинике.

А ребенок лежит дома, с мамой и папой, с братьями и сестрами, с любимыми игрушками. Ребенку, конечно, плохо на аппарате ИВЛ, но дома все же лучше, чем в больнице.

Рассказывают, что в Британии во время Второй мировой войны детей собрали и вывезли подальше из Лондона, на природу, где не было бомбежек, а зато было свежее молоко и свежий воздух. Так вот, говорят, многие дети стали болеть, хиреть и даже умирать там вдали от бомб на чистом воздухе и свежем молоке. Потому что дети не боятся остаться без свежего воздуха. И не боятся бомбежек. Дети боятся остаться без мамы.

Почему же чем ребенку хуже, тем больше мы склонны усугублять его страдания еще и расставанием с матерью? Кажется, нам просто никогда не приходило в голову, что может быть иначе.

Лида Мониава, с которой начался этот текст, — сотрудница фонда помощи хосписам «Вера». Детский хоспис в Москве только еще должен открыться, а у них на попечении выездной службы уже есть сто сорок семей, в которых дети, подключенные к аппаратам искусственного дыхания, живут дома. В России государство, конечно, не платит за искусственную вентиляцию легких на дому. Поселить ребенка на аппарате ИВЛ дома можно только на благотворительные деньги. Это довольно дорого, около миллиона рублей, насколько я понимаю. Но еще пару лет назад я не слыхал ни о чем подобном.

И вот теперь слышу. И вы слышите. А они даже создают ассоциацию родителей детей на ИВЛ, как бы ее ни назвать. Наверное, лет через десять им удастся объяснить большинству людей вокруг, что, если ребенок не может сам дышать, это не повод вдобавок отрывать его от матери и привязывать к реанимационной койке.

Лет через десять, я надеюсь, восемь тысяч детей ежегодно родители заберут и государство отпустит — домой.


Источник: www.snob.ru