Записи с меткой «насилие»



Что нужно знать о домашнем насилии

16.04.2015

10 апреля в мэрии Москвы прошел круглый стол «Новые законодательные инициативы в решении проблемы домашнего насилия», где обсуждались способы решения одной из серьезных проблем нашего общества. Мы сходили на круглый стол, а также расспросили специалистов о том, что такое на самом деле домашнее насилие, откуда оно берется и как с ним бороться на общественном и государственном уровнях. В следующем материале мы расскажем о том, что делать, если эта проблема коснулась непосредственно вас или ваших знакомых.

За помощь в подготовке материала и консультации редакция благодарит директора независимого благотворительного центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сёстры» Марию Мохову, специалистов национального центра по предотвращению насилия «АННА» и Наталию Ходыреву, кандидата психологических наук и основательницу петербургского кризисного центра для женщин «ИНГО».

Что такое
«домашние насилие»?

Существует несколько вариантов обозначения проблемы: «домашние насилие», «семейное» или «партнерское». Само словосочетание подразумевает, что это насилие происходит между людьми, находящимися в личных отношениях — супругами или партнерами, иногда бывшими и необязательно живущими вместе, независимо от того, гетеросексуальная это пара или гомосексуальная. Очень важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие — регулярно повторяющиеся или учащающиеся инциденты, следующие определенному паттерну.

Конфликт, каким бы острым он ни был, переходит в категорию домашнего насилия, только когда происходит по одной и той же схеме как минимум дважды. Принципиальное отличие в том, что семейный конфликт носит локальный изолированный характер и возникает на почве конкретной проблемы, которую теоретически возможно разрешить, к примеру, с помощью психолога или юриста. Проще говоря, у конфликта есть начало и конец. Партнерское насилие — это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. Оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

Какие виды домашнего
насилия существуют?

Под домашним насилием в обществе принято понимать в первую очередь физическое насилие, оно же рукоприкладство. Действительно, это один из самых распространенных типов насилия в семье: по данным кризисного центра «АННА», каждую третью россиянку бьет муж или партнер. К физическому насилию относятся не только побои, но и удерживание, удушение, причинение ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства. Однако существуют и другие виды домашнего насилия: сексуальное, психологическое и экономическое.

Сексуальное насилие в семье — это принуждение к сексуальным действиям с помощью силы, шантажа или угроз. По результатам исследований, проведенных в России в 1996 и 2000 году, примерно каждую четвертую российскую женщину мужья принуждают к сексуальным отношениям против их воли. Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания, и общем представлении о динамике сексуальных отношений, в которых женщина «даёт», а мужчина «берёт». Психологическое насилие — это систематические оскорбления, шантаж, угрозы, манипулирование. Его подвидом является насилие с участием детей, от использования детей как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет подчиняться. Экономическое — это лишение одного из партнеров финансовой свободы, от утаивания доходов до ситуаций, в которых один партнер полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений. Проблема заключается в том, что физическое или сексуальное насилие возможно доказать и они являются преступлениями, а экономическое и психологическое — нет. Нередки случаи, когда один из партнеров применяет все виды насилия одновременно.

Почему считается,
что от домашнего насилия
в основном страдают женщины?

От видов насилия, которые возможно выявить (то есть физического и сексуального), в основном страдают женщины. Согласно статистике МВД за 2013 год, женщины составляют 91,6 % пострадавших от насильственных преступлений по отношению к супругу. «Среди жертв насилия со стороны супругов или партнеров число женщин превосходит число мужчин примерно в 9 раз. Женщины получают в 8 раз больше тяжких телесных и других повреждений  от своих партнеров, чем мужчины. Мужское насилие чаще всего несет практическую цель или экспрессивную (выражение эмоций). Женщины чаще прибегают к физическому насилию, когда чувствуют себя загнанными в угол и отчаялись предотвратить дальнейшие истязания. Крайне редко насилие со стороны женщин бывает систематическим, целенаправленным, постоянным», — объясняет Наталия Ходырева.

С другой стороны, женщинам скорее свойственны методы эмоционального и экономического насилия. Например, жена может стремиться контролировать все траты в семье и систематически унижать мужа из-за низкого заработка. Однако женщина может быть и физическим агрессором, например, по отношению к детям. Может возникать иерархия власти в семье, где мужчина — сильнейший, злоупотребляет властью и применяет насилие, а женщины в свою очередь применяют его к детям.

Есть ли связь между
домашним насилием и финансовым
и социальным уровнем семьи?

Существует мнение, что домашнему насилию подвержены лишь неблагополучные семьи, а в обеспеченных и образованных парах такой проблемы нет. Это не так. По данным исследования, проведенного советом женщин МГУ, с домашним насилием сталкиваются 61,6 % неблагополучных семей и 38,4 % благополучных. При этом у семей с низким достатком и низким уровнем образования проблемы чаще связаны с алкоголизмом и применением физического насилия. В семьях с высоким уровнем образования, но низким достатком в большей степени развито экономическое и психологическое насилие (изощренные психологические манипуляции и так далее). Домашнее насилие в семьях с высоким уровнем дохода чаще всего носит характер физического и сексуального.

Дело еще и в том, что в неблагополучных семьях проблема насилия более заметна, так как эти семьи могут посещать социальные работники или опека, например, из-за поведения ребенка. Убийства партнера на бытовой почве тоже чаще происходят в маргинализированных семьях, для которых устрашающе типична схема «распитие — ссора — нож». Подобные истории проникают и в прессу, становятся материалом для репортажей, с фотографиями, именами, частными историями. Попасть в «статусные» слои таким образом невозможно: пока не доходит до жестокой расправы или убийства, никто ничего не подозревает.

В чём причины
домашнего насилия?

Главное и самое опасное заблуждение, которое существует в обществе относительно проблемы домашнего насилия, — что причина кроется в действиях пострадавшего партнера, а насильник был «спровоцирован». Отсюда автоматически возникает ошибочный вопрос «за что?» и тенденция искать оправдание агрессору. Необходимо запомнить, что поведенческой причины для систематического насилия нет и не может быть — в этом виновата только склонность насильника к агрессии и проявлению своей власти над партнером.

Эта склонность напрямую зависит от воспитания и схемы семейных отношений, которую человек «унаследовал», наблюдая за отношениями своих родителей, а также от установок, которые преобладают в обществе в целом, и в частности в окружении пары. Например, вероятность насилия в семье повышается, если женщина и ее знакомые предпочитают не обсуждать тему насилия и не обращаться за помощью, а муж и его друзья не осуждают применение силы. Проблема коренится как в табуированности темы домашнего насилия, так и в патриархальности российской культуры, закрепленной даже на уровне «народной мудрости» и традиционных ценностей: «Мужчина — всему голова», «Жена да убоится мужа своего». Экономика семьи также строится таким образом, что с рождением детей женщина часто впадает в состояние зависимости от того, кто приносит в дом деньги.

«Идея о том, что женщина „нарывается“, распространена, увы, среди многих моих коллег-психологов», — отмечает Наталия Ходырева. По ее словам, российскому обществу свойственно милитаристское сознание — считается, что за любое непослушание надо применять физические наказания или кричать. Поэтому насильники не склонны видеть проблемы в своем поведении.

Чем домашнее насилие отличается
от любого другого и почему к этой проблеме нужен особый подход?

Во-первых, в случае домашнего насилия пострадавший партнер находится в постоянном контакте с насильником и часто зависит от него экономически. С человеком, который ударил вас на улице, не приходится видеться каждый день и спать в одной комнате. В ситуации домашнего насилия у пострадавших часто нет возможности найти жилье, а постоянно общаться с насильником значит снова подвергаться насилию. На женщин в нездоровых отношениях давят и общественные стереотипы, которые мешают им разорвать отношения с насильником: «детям нужен отец», «не разрушать же семью». Другое опасное заблуждение, которое следует из традиции обвинять жертву, — иллюзия, что если женщина или мужчина будут вести себя «лучше» и найдут к партнеру подход, то насилие в их адрес прекратится.

Есть также психологические факторы — после длительных отношений с постоянным давлением, угрозами, часто побоями, развивается бытовой стокгольмский синдром. В качестве психологической защиты жертва начинает верить, что агрессор сжалится, если безоговорочно выполнять его требования, и пытается оправдать его действия, выстраивая с ним эмоциональную связь.

Как проблема домашнего насилия
решается на уровне законодательства?

К сожалению, на данный момент специального закона о семейном насилии в России нет. Наиболее часто к ситуациям домашнего насилия применяют статьи УК РФ: 111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»), 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью»), 115 («Умышленное причинение легкого вреда здоровью») 116 («Побои») и 119 («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»). Согласно данным исследования, проведенного центром «АННА», по действующему законодательству доказать случаи домашнего насилия, даже физического, очень сложно. Проблема усугубляется тем, что пострадавшие часто не заинтересованы в возбуждении дела против своего партнера, особенно если им кажется, что еще есть возможность сохранить семью. В полицию обращаются, потому что хотят прекратить насилие «в данный момент», в надежде, что оно больше никогда не повторится.

Но даже если пострадавший партнер готов довести дело до конца, возникают препятствия. Дела по статьям 115 и 116 относятся к делам частного обвинения, то есть уголовное преследование возбуждает не прокурор от лица государства, а сама пострадавшая или ее представители. «Жертва должна сама выступать в качестве обвинения — сама собирать доказательства, назначать экспертизу, собирать показания свидетелей и так далее. Между тем в реальности женщина часто неспособна сама без поддержки юриста даже заявление подать — его не с первого раза принимают. А если дело доходит до суда, там стараются ее примирить с насильником, и женщина вместо защиты получает новый круг насилия», — отметил Алексей Паршин, адвокат Московской адвокатской палаты и член рабочей группы по разработке законопроекта «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия», на круглом столе, посвященном обсуждению законопроекта.

Кроме этого в российском законодательстве отсутствует понятие защитного ордера — судебного приказа, который запрещает или ограничивает контакт насильника с пострадавшей. Получается, что человек, который подвергся домашнему насилию, с большой вероятностью беззащитен со всех сторон.

Чем занимаются
кризисные центры?

Пострадавшим необходимы программы психологической реабилитации, социальное жилье, программы защиты при высоких рисках угрозы убийством, компенсации за ущерб, программы для детей — свидетелей семейного насилия. Сейчас в России есть государственные и некоммерческие организации, занимающиеся помощью жертвам домашнего насилия, но их очень мало — из всех социальных учреждений этой проблемой занимаются менее 0,5 %. В то же время происходит «оптимизация» социальных учреждений, закрываются убежища и телефоны экстренной помощи. Большинство госучреждений могут оказать помощь только людям, у которых есть прописка нужного города или области, в то время как пострадавшим без прописки с большей вероятностью будет некуда пойти. В стационар московского «Кризисного центра помощи женщинам и детям» можно попасть только по направлению от соцзащиты. В итоге пострадавшие оказываются без защиты государства в самый сложный момент — сразу после акта насилия. В этой ситуации можно обратиться за убежищем только в негосударственные кризисные центры.

Для мужчин, которые чаще всего являются инициаторами насилия, в свою очередь, в мире существуют превентивные программы. В их рамках мальчикам и юношам объясняют, что такое согласие на сексуальный контакт, уважение к женщинам и девочкам, какие действия являются насильственными и почему. Для взрослых мужчин-агрессоров проводятся психокоррекционные курсы. В России есть лишь одни такие курсы — добровольная программа «Альтернатива насилию», которую проводят «Мужчины XXI века».

Как улучшить
ситуацию в России?

Это длительная системная работа, в которую входят как введение соответствующего закона и его реализация, так и просвещение специалистов и всего общества. Необходима работа по улучшению качества жизни, направленная на безопасность и здоровье граждан. Важно снимать табу с самой темы домашнего насилия, объяснять пострадавшим, что они не виноваты и не должны стыдиться того, что над ними издеваются. Огласка поможет постепенно изменить общественное мнение, что особенно важно в ситуации, когда правовая система неспособна адекватно реагировать на случаи домашнего насилия.

В данный момент разработан законопроект о профилактике домашнего насилия, который находится на рассмотрении в правительстве РФ. Он предполагает переведение всех дел частного обвинения в частно-публичное, введение профилактического учета, профилактических бесед, защитного предписания и судебно-защитного предписания, а также специализированные программы и для переживших насилие, и для насильников. Нарушителю, в частности, предложат покинуть место совместного проживания вне зависимости от того, кому оно принадлежит, передать пострадавшему партнеру личные вещи и имущество, если они были удержаны, обязать оплатить расходы на лечение, консультирование и жилье, если съезжает пострадавший.

Никакого отдельного специального наказания для домашних насильников законопроект не предлагает — вся ответственность предусмотрена в соответствии со статьями, к примеру, о нанесении телесных повреждений. Принципиально важно, что этот законопроект уполномочивает участковых реагировать и фиксировать все случаи домашнего насилия на своем участке, а также проводить профилактические беседы с насильником после первого же сигнала о насилии. До сведения насильника должно быть донесено, что после второго сигнала наступит административная ответственность, а после третьего он будет считаться рецидивистом. Как подчеркивает Мария Мохова, государство обязано довести до сведения своих граждан, что это не «моя жена: хочу люблю, хочу убью», а это человек и член общества и применять к нему насилие запрещено и наказуемо.

Какова ситуация
в других странах?

В настоящее время в 89 государствах имеются те или иные законодательные положения, непосредственно направленные на борьбу с насилием в семье, а в ряде стран (США, Австралия) есть также специальные статьи, касающиеся изнасилований в браке. В некоторых государствах приняты комплексные законы о насилии в отношении женщин, предусматривающие целый ряд видов правовой защиты. В некоторых бывших республиках СССР — Украине, Кыргызстане, Молдове, Грузии — также уже приняты законы, направленные на борьбу с домашним насилием.

В США, где сильно развита система борьбы и профилактики домашнего насилия, в год погибает примерно три тысячи женщин. В России эта цифра в три-четыре раза больше, притом что население России в два раза меньше. Международная юридическая практика заключается в том, чтобы руководствоваться в первую очередь характером актов насилия, а не взаимоотношениями между насильником и жертвой. Более того, домашнее насилие со стороны мужа представляет серьезную угрозу жизни и здоровью женщины, так как она зачастую вынуждена проживать вместе с ним даже после развода или во время следствия.

Основные элементы помощи столкнувшимся с домашним насилием, которые отсутствуют или плохо развиты в России, но активно используются и развиваются в мире: защитные ордеры, кризисные и реабилитационные центры и социальные убежища, в которых пережившие насилие могут переночевать и получить еду. В ряде стран, в отличие от России, существует и механизм защитного ордера, когда враждующие стороны прежде всего сепарируют друг от друга, чтобы сохранить жизни людей. У нас же, напротив, существует практика примирения сторон в суде. Как отмечает Мария Мохова, «в России в среднем отрываются от насильника за семь раз — уходят и возвращаются. Бывает дольше».


Источник: www.wonderzine.com

Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин

25.11.2014

В 1999 году Генеральная Ассамблея ООН объявила 25 ноября Международным днем борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин (International Day for the Elimination of Violence against Women) и предложила правительствам, международным и неправительственным организациям проводить в этот день мероприятия, направленные на привлечение внимания общественности к этой проблеме (резолюция 54/134 от 17 декабря 1999 года).

Дата 25 ноября была выбрана в память о сестрах Мирабаль — политических активистках, жестоко убитых по приказу диктатора Доминиканской Республики Рафаэля Трухильо в 1960 году. Три сестры Мирабаль ‑ Минерва, Патриа и Мария Тереза — были членами подпольного общества «Революционное движение 14 июня», возглавляемого мужем Минервы Маноло Таваресом Хусто.Насилие в отношении женщин не ограничено определенной культурой, регионом или страной, не ограничивается оно и конкретными группами женщин в обществе.

Организация Объединенных Наций определяет насилие в отношении женщин как «любой акт насилия, совершенный на основании полового признака, который причиняет или может причинить физический, половой или психологический ущерб или страдания женщинам, включая угрозы совершения таких актов, принуждение или произвольное лишение свободы, будь то в общественной или в личной жизни».

По данным аналитического исследования, проведенного ВОЗ вместе с Лондонской школой гигиены и тропической медицины и Медицинским научно-исследовательским советом на основе имеющихся данных более чем из 80 стран, 35% женщин в мире на протяжении своей жизни подвергаются либо насилию со стороны интимного партнера, либо сексуальному насилию со стороны лица, не являющегося партнером. Почти одна треть (30%) из всех женщин, состоящих в отношениях, в мире подвергаются какой-либо форме физического и/или сексуального насилия со стороны своего партнера, а в некоторых регионах эти цифры значительно выше. До 38% убийств женщин в мире совершается их интимными партнерами.В России проблема насилия в отношении женщин стоит достаточно остро. По данным МВД РФ, насилие в той или иной форме присутствует в каждой четвертой российской семье, около 14 тысяч женщин ежегодно погибает от рук мужей или других близких родственников.

В феврале 2008 года генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун объявил о начале проведения кампании «Сообща покончим с насилием в отношении женщин», которая рассчитана на несколько лет и направлена на предотвращение и ликвидацию насилия в отношении женщин и девочек во всем мире. Кампания предусматривает достижение во всех странах к 2015 году следующих целей: принятие на национальном уровне с последующим неуклонным соблюдением законов по борьбе со всеми формами насилия в отношении женщин и девочек и наказанию за него; принятие и осуществление многосекторального национального плана действий; укрепление потенциала по сбору данных, касающихся насилия в отношении женщин и девочек; повышение уровня информированности и мобилизации общественности; борьба с сексуальным насилием в ходе конфликтов.Кампания «Сообща покончим с насилием в отношении женщин» провозглашает 25-е число каждого месяца Оранжевым днем.

В 2014 году кампания активных действий по искоренению насилия в отношении женщин и девочек во всем мире пройдет в течение 16 дней в период с 25 ноября по 10 декабря (День прав человека). Кампания генерального секретаря ООН приглашает всех принять участие в проекте «Оранжевая улица» и организовать 25 ноября местные «оранжевые марши» по повышению осведомленности о проблеме насилия в отношении женщин.В мае 2011 года была открыта к подписанию Конвенция Совета Европы о предупреждении и пресечении насилия в отношении женщин и насилия в семье (Стамбульская конвенция). Документ, в частности, содержит описание необходимых мер для предотвращения насилия, защиты жертв, эффективного уголовного преследования лиц, совершивших преступления против женщин.

По состоянию на ноябрь 2014 года ее подписали 36 государств, ратифицировали 15.


Источник: ria.ru

Тульская ГИБДД напомнила водителям о вежливости

19.09.2014

Режиссером экшн-ролика выступил тульский актер, каскадер и писатель Николай Губенков. В съемках поучаствовали все желающие: от каскадеров и до простых прохожих. Идея социальной рекламы заключается в том, чтобы напомнить водителям о вежливости и недопустимости разборок на дороге.

Ниже репортаж о съемках этого ролика.


Источник: www.advertology.ru

С широко закрытыми глазами: почему очевидцы не стремятся помогать жертве

08.09.2014

Бетесда, пригород Вашингтона, — тихое безопасное местечко, куда обычно переселяются хорошо образованные и высокооплачиваемые специалисты, когда приходит время заняться семьей. Один из районов города недавно оказался вторым в списке самых зажиточных мест Америки. И все же 11 марта 2011 года молодая женщина была жестоко убита продавцом в местном магазине (где брюки для занятий йогой в розницу стоят 100 долларов). Двое сотрудников магазина Apple, который находился за стенкой, услышали, что происходит, начали спорить о том, что делать, но в итоге решили не звонить в полицию.

Если бы такое случилось в бедном, перенаселенном, преступном Рио-де-Жанейро, концовка, возможно, была бы другой: проведя серию экспериментов, исследователи обнаружили, что случайные свидетели здесь гораздо услужливее и скорее готовы помочь — например, слепому или просто случайному прохожему, который обронил какой-то предмет. Этот парадокс отражает суть термина «апатия свидетеля», введенного в 1960-х годах американскими психологами Джоном Дарли и Биббом Латаном, чтобы описать странную и часто ужасающую неготовность очевидцев вмешаться и предотвратить преступление.

Впервые это явление привлекло к себе широкое внимание в 1964 году, когда бар-менеджер Китти Дженовезе была изнасилована и убита недалеко от своего дома в Квинсе. Все СМИ освещали это событие и делали акцент на бездействии соседей. В «Нью-Йорк таймс» статья начиналась с пугающей фразы: «В течение более получаса 38 почтенных, законопослушных граждан Квинса наблюдали, как убийца в три подхода убивал свою жертву, нанося ей ножевые ранения». Этот случай создал прецедент: теперь мы можем уверенно говорить о том, что времена, когда сосед помогал соседу, безвозвратно ушли в прошлое. Правда это или нет, но случай Дженовезе стал культурным мемом для описания бессердечия и жестокости, которые стали приметами нашего времени.

Впечатленные этим событием, Дарли и Латан в конце 1960-х годов запустили серию экспериментов, самый знаменитый из которых происходил в комнате, наполняющейся дымом. В ней находился или один испытуемый, или испытуемый с двумя подставными участниками, которые никак не реагировали на дым. Большинство людей (75%), которые были в комнате одни, сообщили о задымлении, а во втором случае это сделали только 10%.

Дарли и Латан отметили два значимых фактора. Один — «диффузия ответственности», когда каждый считает, что вмешаться должен кто-то другой. Другой — «сила социальных норм», влияющая на то, что люди согласуют свое поведение с реакцией других людей.

Случай Дженовезе спровоцировал волну обвинений в сторону больших городов. Но эта теория быстро дала трещину. Роберт Левайн, социальный психолог из Университета штата Калифорния во Фресно, исследовал «сочувственное поведение» по всему миру. В каждом городе Левайн и его команда провели несколько экспериментов: они создавали ситуации, в которых прохожие могли как-то себя проявить. В одном из экспериментов, например, исследователи имитировали резкую боль в ноге и падали среди скопления народа в большом магазине. В другом, переходя через дорогу, притворялись слепыми. Либо исследователи «случайно» роняли деньги или конверт и проверяли, попытаются ли прохожие вернуть потерянные предметы.

В результате выяснилось, что некоторые небольшие города, такие как Патерсон в Нью-Джерси или Шривпорт в Луизиане, оказались на довольно низких позициях в списке, индексирующем сочувствующее поведение. А больше всего сочувствия — из 23 исследованных городов — проявили в Рио-де-Жанейро, городе с населением в 6,5 миллиона человек. «Какая-то загадочная часть культуры влияет на то, формируется ли у вас готовность помочь другому. Этому, например, не научат в Нью-Йорке, где никто не помогает друг другу — и отсутствие сочувствия не означает, что вы плохой человек».

Один из критериев того, что Левайн называл «загадочной частью культуры», — насколько в каждой стране или городе общественные ценности превосходят личные. Наиболее индивидуалистические культуры, американская и европейская, ставят личные достижения и самосознание выше коллективных. Коллективистские общества, например китайское, наоборот, дорожат семейными и групповыми ценностями. Но все сложнее, чем кажется. В 2012 году в журнале «Социальное развитие» было опубликовано исследование, где сравнивалось поведение в индивидуалистической Италии и коллективистском Сингапуре. Оказалось, что в Италии, где уровень насилия был выше, люди чаще готовы вступиться за жертву.

Как не стать черствым человеком, способным равнодушно пройти мимо насилия? Ученые уже долгие годы бьются над этим вопросом. А Центр по контролю и профилактике заболеваний США даже организует тренинги, где основное внимание уделяется тем самым пяти барьерам, которые называли Дарли и Латан, — свидетель должен: 1) заметить ситуацию; 2) осознать, что она требует вмешательства; 3) почувствовать собственную ответственность за происходящее; 4) выбрать метод вмешательства и 5) вмешаться.


Источник: theoryandpractice.ru

Социальная реклама в аппарате по продаже шоколадок — акция «Беззащитный автомат»

03.04.2014

Креативное агентство Hungry Boys провело в Москве нестандартную акцию «Беззащитный автомат», направленную на привлечение внимания к проблеме домашнего насилия. Партнером акции выступил социальный проект «Все равно?!».

Ежегодно из-за домашней агрессии в России погибает более 10 000 женщин. Несмотря на такую страшную статистику, проблемы в семье зачастую замалчиваются, а сами жертвы домашнего насилия не знают, что делать и к кому обратиться за помощью. Агентство Hungry Boys совместно с проектом «Все равно?!» решило обратить внимание общества на проблему, спрятанную за закрытыми дверями, с помощью нестандартной социальной рекламы.

Акция, организованная в одном из крупнейших торговых центров Москвы «Афимолл», призвана показать, насколько легко бывает вывести из себя мужчину. В торговом центре был установлен вендинговый автомат, пружины которого были настроены так, чтобы товары застревали в аппарате. На устройстве были также установлены датчики вибрации и монитор. При ударе датчики срабатывали и на мониторе сменялась заставка: улыбчивая девушка начинала громко плакать, привлекая внимание прохожих. Товар покупатели в итоге получали, но для этого им требовалось как следует пару раз ударить по автомату, испытывая на себе откровенно осуждающие взгляды.

«Мы прекрасно понимаем, что одной только акцией мы не искореним проблему. Мы хотели показать, насколько просто вывести мужчину из себя. И если он позволяет себе быть агрессивным на публике из-за какой-то мелочи, то что же может произойти за закрытыми дверьми его квартиры», — говорит креатор проекта Александр Штефанец.

«Домашнее насилие – одна из тех проблем, о которых не принято говорить вслух. Именно поэтому так важно проводить социальные акции, которые позволяют начать открытое обсуждение вопроса агрессии в семье. Мы рады поддержать инициативу агентства «Hungry Boys», которые проявили не только неравнодушие и активную позицию, но и креативный подход к задаче», — комментирует Дмитрий Тихонов, куратор проекта «Все равно?!».

Если вы стали жертвой или свидетелем домашнего насилия – позвоните по бесплатному федеральному телефону доверия: 8 800 7000 600.

Состав творческой группы:
агентство Hungry Boys (разработка)
Креативный директор — Владилен Ситников
Продюсер — Алексей Николаев
Копирайтер / креатор — Александр Штефанец
Production — ZebraHero
Режиссер — Андрей Пауков
Motion design — Максим Малахов
Оператор — Олег Хорошавин
Фотограф — Яна Ярцева
Модель — Ульяна Бекаури